Наука

Межкафедральный научный семинар

06.10.2022
В четверг, 13 октября 2022 года, в 14.00, в к. 227, состоится межкафедральный (расширенный) научный семинар кафедры ТП и МЭТ.
Тема семинара – обсуждения диссертации Шутова Дмитрия Александровича “ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ПЛАЗМЕННО-РАСТВОРНЫХ СИСТЕМАХ РАЗРЯДОВ ПОСТОЯННОГО ТОКА”
для представления в ученый совет на соискание ученой степени доктора физико-математический наук по специальности 1.4.4 – Физическая химия.

О новом издании и избрании в состав бюро РАН

06.10.2022

Изображение материала В издательстве B P International (Великобритания, Индия) вышла книга «Current Topics on Chemistry and Biochemistry Vol. 3». Авторами одной из глав выступили академик РАН, научный руководитель ИГХТУ Оскар Иосифович Койфман, заведующий лабораторией ИХР РАН Нугзар Жораевич Мамардашвили и ведущий научный сотрудник Галина Михайловна Мамардашвили. Глава посвящена молекулярным рецепторам на основе порфириновых коньюгатов с макроциклическми соединениями различной природы. Приведены виды подобного рода соединений, систематизированы основные сведения о них, описаны способы синтеза. 

Книга «Последние достижения в химии и биохимии» будет интересна как студентам и ученым нашего университета, так и коллегам из научных институтов всей России и за рубежом, занимающимся исследованиями в области биохимии.

Стоит отметить, что недавно О.И. Койфман избран в состав бюро Отделения химии и наук о материалах Российской академии наук.

Поздравляем Оскара Иосифовича с избранием и выходом в свет нового издания!

Соб. инф.

Нужно уважать и ценить свою страну, свою науку и культуру

04.10.2022

Изображение материала

Макаров Сергей Васильевич

Доктор химических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, заведующий кафедрой технологии пищевых продуктов и биотехнологии Ивановского государственного химико-технологического университета

«Нужно уважать и ценить свою страну, свою науку и культуру»

Почему Вы решили поступать именно в Ивановский химико-технологический институт?

На это повлиял целый ряд факторов. Мой дед еще до революции окончил естественный факультет Московского университета, где изучал химию и биологию. Он мне очень много рассказывал об этом. Среди тех, с кем дед вместе учился, было много людей выдающихся. И не только в химии, но и в гуманитарной сфере. Его друг был братом писателя Велимира Хлебникова –   одного из видных деятелей русского авангарда. Начало двадцатого столетия - расцвет Серебряного века. Рассказы деда о творческой интеллигенции перемежались с рассказами об ученых. В первую очередь, об известном физикохимике Иване Алексеевиче Каблукове – совершенно замечательный был человек, студенты его очень любили.

Дед сначала работал в сфере образования – среднего и среднего специального (несколько раз он встречался с Луначарским, был очень высокого мнения о нем – оратор он был непревзойденный!), а потом в химической промышленности на крупнейшем Сталиногорском (сейчас Новомосковском) химическом комбинате. Во время войны он оказался в эвакуации в Татарии, в Бондюге (сейчас Менделеевске), и работал на химическом заводе. Там работал до 69 лет, а потом переехал в Иваново.

Мой отец не был химиком, но имел к ИХТИ самое непосредственное отношение. Будучи кадровым военным, работал на военной кафедре Химтеха. Поэтому все для меня было связано с химией и ИХТИ.

Изображение материала
Студент 1 курса ИХТИ

Я учился в 21 школе г. Иваново и, начиная с 8 класса, ходил в химинститут в школу Юного химика. Помню, какое большое впечатление на меня произвел Константин Соломонович Краснов. Хотя после первой лекции, которую он нам прочитал, многие ушли, потому что ничего не поняли. Мне тоже многое было непонятно: он рассказывал о квантовой химии. Но сама аура, то, как он говорил, – это впечатляло. Именно тогда я понял, насколько важна гуманитарная составляющая в работе химика. Мне это импонировало, потому что у меня был интерес и к химии, и к гуманитарным знаниям. И сейчас есть те, кто успешно совмещает химию с деятельностью в гуманитарной сфере. Например, Александр Генрихович Толстиков – член-корреспондент РАН и одновременно академик Российской академии художеств.

Сомнений в том, куда поступать, у меня не было. Были мысли поехать в Москву, но дедушка сказал, что не нужно: потом можно переехать, но учиться лучше в своем городе.

Изображение материала
4 курс. На «картошке» в Пучежском районе Ивановской области

А что Вам запомнилось из студенческих лет?

Я окончил школу с золотой медалью в 1973 г. Поступил на неорганический факультет, в 1978 г. с отличием окончил его.

Учебных площадей в то время не хватало. Семиэтажный корпус построили только в 1977 году, мы нередко учились прямо в коридорах главного корпуса.

Нас в основном правильно воспитывали, но не полностью, а процентов на 80. Нам многое преподносили не так, как это было на самом деле. В частности, в сфере национальной политики. Правильно говорила Ханна Арендт (люблю читать ее, как и ее коллегу Вальтера Беньямина – как они предвидели многое из того, что происходит сейчас!): «Наши отцы в своем гуманистическом энтузиазме … проглядели так называемый “национальный вопрос”». В результате мы оказались не полностью готовы к тем процессам, связанным с распадом Советского Союза. Преуменьшалось значение силы духа, а значение материального преувеличивалось. К власти пришли те, кто за джинсы все готовы продать. Это привело в итоге к печальным последствиям. Я всегда отрицательно относился к «политическому» Западу и внедрению западных стандартов в нашу жизнь, включая образование. Мы очень односторонне были воспитаны – хорошо знали западную культуру и почти не знали (и не знаем) восточную, да и свою тоже. С «европоцентризмом» и преклонением перед Западом должно быть наконец покончено. 

В СССР были минусы, но плюсов было больше. В колхозе я, мальчик из городской интеллигентной семьи, реально увидел сельское хозяйство «без ретуши». Это мне потом пригодилось в жизни, учитывая, что моя деятельность связана с пищевой промышленностью.  Увидеть, как реально живет народ в селах, было полезно. Пришло понимание того, что глупо жаловаться на какие-то жизненные сложности, когда очень многие живут намного хуже. Умение не жаловаться на жизнь – если оно с юности появляется у человека – очень помогает в дальнейшем.

Сейчас студенты отличаются от студентов времени моей учебы в ИХТИ. Среди тех, с кем я вместе учился, многие прошли армию, успели поработать, были на 6-7 лет старше вчерашних выпускников школ, то есть коллектив был разновозрастный, и это хорошо для формирования личности молодого человека. Современные студенты превосходят студентов того времени в знании иностранных языков. Но в знании литературы, истории, русского языка они уступают людям моего поколения.

Вы заканчивали военную кафедру?

Да. Она помещалась наверху в аудиторном корпусе. В те годы там почти все преподаватели были участниками войны, в том числе и мой отец. Люди, которые реально знали, что такое война, сильно отличались от других. Очень хорошо, что мы имели возможность у них учиться. Был целый день, когда девушки не учились, учились только мы. В рамках учебы на военной кафедре мы научились вождению на грузовиках, получили водительские права.

Ездили в Кинешму в лагеря, после 4 курса там принимал присягу. Меня сделали командиром отделения на сборах, присвоили звание младшего сержанта.

После окончания института было присвоено звание лейтенанта. В 1980 году ездил на сборы, когда Советский Союз ввел войска в Афганистан. А 10 мая 1986 года по чистой случайности не был отправлен на ликвидацию Чернобыльской аварии. Меня прямо с занятий сняли для отправки в Чернобыль. Отправка должна была осуществляться самолетом из Кинешмы. Но получилось так, что группа из Ленинского района г. Иваново, в которую я входил, приехала последней, и мест в самолете всем не хватило. Группы из других районов г. Иваново полетели в полном составе, а из Ленинского только три человека из тридцати…

Кто из Ваших учителей Вам запомнился?

Хотя я и не учился в институте у Константина Соломоновича Краснова, только в школе юного химика, но больше всех запомнился он. Мы были знакомы с его сыном, я несколько раз у них дома был. Очень интересный, широко образованный, высококультурный человек.

Помню преподавателя кафедры электрохимических производств Веру Леонидовну Киселеву. Она была уже в возрасте, строгая, «старой закалки». Сама училась в институте еще до войны, но можно было представить ее и в дореволюционном образовательном учреждении. Очень интеллигентная, строго спрашивала, но никто на нее не обижался, потому что была справедливой.

По многим вопросам общались с Александром Ивановичем Максимовым. И в рамках студенческого научного общества, и просто так. Обсуждали не только химические темы. Он хорошо знал поэзию, историю, был очень интересным рассказчиком.

Физическую химию у нас в лаборатории вел Сергей Анатольевич Лилин. Через него я познакомился с В. В. Будановым. И после окончания института до 2004 года я работал на кафедре физической химии. Первый год занимался хоздоговором для Ивановского химзавода. Потом стал заниматься химией соединений серы. Был в заочной аспирантуре, защитил кандидатскую под научным руководством заведующего кафедрой физхимии Вадима Васильевича Буданова.

А как Вы защитили докторскую диссертацию?

Докторскую диссертацию защитил в 2000 году. У меня были замечательные оппоненты.

Александр Иванович Максимов – очень интересный человек, первый ученик Константина Соломоновича Краснова – о нем я уже говорил.

Второй, не менее замечательный – Николай Владимирович Воробьев-Десятовский из Санкт-Петербурга. Крупнейший ученый в области гидрометаллургии золота и серебра, умнейший, совершенно замечательный человек. Его прадед был обер-прокурором Святейшего Синода, мама была крупным ученым-востоковедом. Он сыграл очень большую роль в том, что наша страна занимает лидирующие позиции по добыче золота и серебра. К сожалению, в 2019 году он умер сравнительно молодым – ему было 65 лет. В 2020 г. крупнейший в мире автоклав, применяющийся в золотодобыче, назвали его именем.

Изображение материала
После защиты докторской диссертации. Институт химии растворов РАН.   Иваново, 2000 г.

Как появилась кафедра технологии пищевых продуктов и биотехнологии, которой Вы руководите?

В 2004 году я получил предложение возглавить кафедру ИГХТУ, которая занималась лаками и красками, но на ней существовала отдельная группа, занимавшаяся жирами и эфирными маслами. Насколько я знаю, я был последним в списке кандидатов на должность заведующего кафедрой и стал им только потому, что все остальные отказались. Меня никогда до этого никуда не выдвигали и не выдвинули бы, если бы место было привлекательное (место было незавидное во всех отношениях) и другие не отказались - я не обольщаюсь. Пищевое направление и лаки с красками не очень сочетаются – даже чисто технологически: то, что связано с пищевыми продуктами, должно быть не вредно, лаборатории должны быть другие. Не должно быть неприятных запахов, которыми сопровождаются химические эксперименты.

В 2005 г. кафедру разделили по моему предложению. На решение о создании отдельной кафедры технологии пищевых продуктов и биотехнологии повлияло то, что Оскар Иосифович Койфман, в то время ректор, решил усилить пищевое направление, так как оно было популярно.

Позже появились новые направления и профили. Кафедра переезжала в разные корпуса ИГХТУ, в том числе находящийся достаточно далеко от главного здания корпус на улице Жиделева. Сейчас кафедра находится на первом этаже в семиэтажном корпусе. 

За прошедшее время на кафедре подготовлено более 450 специалистов, которые востребованы на рынке труда Ивановской области и других областей Центрального и Северо-западного регионов России.

Вы сотрудничаете со многими предприятиями пищевой промышленности?

Да, и в последнее время не только пищевой. Мы участвуем в ярмарках вакансий, направляем студентов на практику. Пищевая промышленность – одна из немногих отраслей народного хозяйства, которая сейчас успешно развивается. Как и сельское хозяйство, про которое в советское время никто не поверил бы, что оно будет локомотивом развития страны.

Мы сотрудничаем не только с предприятиями Ивановской области, но и других регионов. В Иванове мы начинали сотрудничать с Шуйским маслоэкстракционным заводом, «Красной зарей», которые уже не работают. На сегодня наши партнеры - это АО «РИАТ», «Мак-Иваново», Аньковский молокозавод, Ивановский комбинат детского питания, Фурмановский масложировой комбинат.

Наиболее интенсивно мы взаимодействуем с предприятиями Владимирской области – это, прежде всего, Владимирский хлебокомбинат - в этом году оттуда к нам поступила магистрантка на заочное отделение, «Ферреро», «Большевик», «Abi Product».

В Нижегородской области сотрудничаем с Нижегородским масложировым комбинатом и Чкаловской фабрикой, которая выпускает настоящую пастилу по старым русским рецептам. Сотрудничаем также с предприятиями Москвы, Московской, Тульской, Костромской, Ярославской областей.

Изображение материала
На лекции. 2016 г.

Вы интересуетесь историей развития химического образования в Иванове, судьбами ивановских ученых-химиков. Что пробудило в Вас этот интерес?

И не только в Иванове, но и в целом в России, и в мире. Все идет из детства. Дедушка мой этим очень интересовался. Он узнал, что здесь в период становления Иваново-Вознесенского политехнического института преподавали те московские профессора и доценты, у которых он учился. Это усиливало его интерес, который передавался и мне.

Еще учась в школе, я ездил в спортивный лагерь Химтеха. Знал здесь многих преподавателей и студентов.

Профессура в то время, когда я был студентом, отличалась от сегодняшней. В этом были и плюсы, и минусы. Особое отношение к преподавателям высшей школы проявлялось уже в том, что зарплата заведующего кафедрой была 500 рублей (а были еще хоздоговоры, получить которые было гораздо легче, чем сейчас). В это же время моя мама, будучи главным врачом больницы, в которой работали несколько сотен сотрудников, получала 320 рублей. Но ответственности и риска у преподавателя высшей школы намного меньше, чем в больнице или на заводе. И вот это материальное выделение не на всех представителей профессуры положительно влияло. Некоторые начинали считать себя «величинами», вовсе не являясь таковыми. Изнанкой этого была «местечковость», когда ивановские профессора снизу-вверх смотрели на московских профессоров, как будто они чем-то лучше. Сейчас это в основном сравнялось, что очень хорошо для развития науки.

С другой стороны - профессуры тогда было меньше, докторские диссертации защищались редко, каждый раз это было большим событием. Помню защиты докторской диссертации Бориса Николаевича Мельникова, Геннадия Алексеевича Крестова – какое внимание было к ним приковано. Сейчас это упростилось по сравнению с тем временем.

Из нынешних профессоров ИГХТУ мне особо хотелось бы выделить Оскара Иосифовича Койфмана. Недавно он стал академиком РАН, и это справедливое признание его научных и иных достижений. По широте, глубине видения проблем он действительно человек очень высокого уровня. У него нет никакого провинциализма, что мне очень нравится.

Высоко ценю я также Наталию Роальдовну Кокину - она очень сильный проректор по учебной работе. Много лет   знаю Владимира Владимировича Рыбкина. Мы с ним вместе сдавали кандидатский экзамен, много общаемся и сейчас – я отношусь к нему с большим уважением.

А кого-то из Ваших учеников Вы можете выделить?

Илью Александровича Деревенькова. Надеюсь, что скоро он защитит докторскую диссертацию. Очень умный человек, хорошо владеет английским языком. Он занимается химией витамина В12. Начали мы работать над этой темой в Германии. 12 лет назад я мало что знал о витамине В12, а сейчас мы занимаем лидирующие позиции в России.

Отмечу Елену Александровну Власову, которая сейчас работает у нас на кафедре. В настоящее время вместе с другой моей ученицей Екатериной Викторовной Найденко они занимаются металлоорганическими каркасными соединениями, это очень мощные адсорбенты, которые могут использоваться в пищевой промышленности, например, для очистки растительных масел.

Были у меня и иностранные аспиранты. Несколько лет назад успешно защитилась вьетнамка Тху Тхи Буй. Позже она получила место в университете в Хошимине, часто мне пишет. Совместно с В. В. Будановым мы были научными руководителями аспиранта из Мадагаскара.

Всего под моим научным руководством защитились десять человек, сейчас работаю с одним аспирантом.

У Вас много научных командировок за рубеж…

Да, начиная с 1990-х годов начал много ездить.

В США работал в университете Западной Вирджинии, расположенном в городе Моргантаун недалеко от Питтсбурга. Сотрудничество началось очень необычно: я прочитал статью, подготовленную в этом университете, написал им, что в статье есть ошибки, указал какие. Они заинтересовались, пригласили меня приехать. Это был период моей учебы в докторантуре, поэтому время позволяло. И два года подряд я ездил туда на три месяца для научной работы.

Изображение материала
В университетской лаборатории в Западной Вирджинии, США

Сотрудничество с Китаем началось по государственной линии. В 1992 году в стране шли процессы распада, но еще были последние госстажировки. И Ивановскому Химтеху предложили одно место в Китае и одно – в Германии. В Германию я не проходил по возрасту, так как они были для молодых ученых до 35 лет. Я попал в Восточнокитайский химико-технологический университет в Шанхае. Направлялся на полгода, но пробыл там четыре месяца. Получилось так, что Ельцин при посещении Китая на официальном приеме сказал что-то неполиткорректное. После этого всех русских стажеров вызвали и сказали, что в течение недели необходимо покинуть страну.

Потом, уже в 21-м веке, я был в научных командировках в Китае 14 раз. И месяц, и три недели, и две недели. В Сингапуре у меня вышла совместная научная монография с китайским, румынским и венгерским учеными.

Изображение материала
Пекин, Китай

Много раз был в Германии по линии немецкой службы академических обменов, получал гранты на научные исследования. В 2019 году я был приглашен на защиту кандидатской диссертации в Мюнхенском университете в качестве иностранного члена комиссии (Мюнхенский университет - это университет номер 1 в Германии).

Я даже поработал на химическом заводе фирмы «Degussa» в Каринтии (Австрия), который выпускал диоксид тиомочевины. У них была проблема с очисткой сточных вод. А Каринтия рядом и с Италией, и Словенией, поэтому внимание к химзаводу было пристальным. И руководство завода приглашало меня для консультаций по очистке воды.

Изображение материала
В лаборатории Эрлангенского университета, Германия

Изображение материала
Атлантический океан. США, 1998 г.

Были научные командировки в Венгрию, Румынию, Сербию. Иностранные коллеги тоже приезжали в Ивановский Химтех, то есть наше сотрудничество было двусторонним. Моему шефу – директору Института неорганической химии университета г. Эрлангена Руди ван Элдику – было присвоено звание почетного доктора ИГХТУ.

Изображение материала
Заслуженный работник высшей школы РФ С. В. Макаров

Опыт общения с зарубежными коллегами, жизни в разных странах показал, что не стоит считать, что мы в чем-то им уступаем. Нужно научиться уважать и ценить свою страну, свою науку и культуру. В России очень большой потенциал. У нас огромные сельскохозяйственные площади, огромные природные ресурсы. Все есть для развития. Санкционная политика Запада на практике сегодня приводит к тому, что более востребованными становятся труды российских ученых. На примере Владимирского хлебокомбината – одного из крупнейших в России (уже говорил о нем) – вижу, как расширяется ассортимент продукции. К сожалению, многое было разрушено, многое не производится в России. Например, пищевые добавки, аминокислоты, пектины. Сейчас яблок в России много, а пектинового производства нет. А в СССР все было. Так что работы впереди очень много.

Беседовал А.А. Федотов
С другими публикациями по теме
можно ознакомиться на странице ]]>ИГХТУ в моей судьбе]]>

Ключевые вопросы развития химического комплекса России

04.10.2022

Изображение материала 29 сентября в Москве прошло совместное заседание Комиссии Российского союза промышленников и предпринимателей по химической промышленности и Совета Российского Союза химиков. Ивановский государственный химико-технологический университет на встрече представляла ректор Наталья Евгеньевна Гордина.

С приветственными словами к участникам заседания обратились: Президент РСХ Виктор Иванов, вице-президент РСПП Александр Мурычев, депутат Государственной Думы РФ Мария Василькова, Председатель СПК химического и биотехнологического комплекса, член Совета РСХ Дмитрий Конов. Центральной темой обсуждения стала инвестиционная деятельность в химическом комплексе России в условиях санкционного давления и влияния других геополитических факторов.

Соб. инф.

Международная конференция «Спектроскопия координационных соединений»

04.10.2022

В период с 18 по 23 сентября на базе пансионата «Прометей» (Туапсе) проходила XIX Международная конференция «Спектроскопия координационных соединений». В конференции приняли участие представители организаций со всей России: из Москвы, Санкт-Петербурга, Краснодара, Симферополя, Новосибирска, Казани, из ближнего зарубежья и др. Насыщенная научная программа конференции включала пленарные, устные и стендовые доклады по следующим научным направлениям:

  • ЯМР и ЭПР спектроскопия координационных соединений;
  • Люминесценция координационных соединений и материалов на их основе;
  • Фотохимия координационных соединений;
  • Синтез и спектральные свойства комплексных соединений;
  • Методы оптической спектроскопии и квантовой химии в исследовании координационных соединений;
  • Методы исследования и получения супра-и наносистем;
  • Практическое применение и биологическая активность координационных соединений.

ИГХТУ на этой конференции представили: зав. кафедрой общей химической технологии Татьяна Рудольфовна Усачева, доцент кафедры физики Юрий Александрович Жабанов, аспирант кафедры физической и коллоидной химии Алексей Ерошин и студенты Игорь Рыжов (гр. 4/20) и Наталья Пиголкина (гр. 3/11).

По итогам мероприятия лучшим пленарным докладом был признан доклад Татьяны Рудольфовны Усачевой «Complexation of cyclodextrins with quercetin and rutin in water-ethanol solvents».

Соб.инф.

Изображение материала  Изображение материала

У нас очень хороший коллектив: и в рамках нашей кафедры, и в рамках Гуманитарного института

30.09.2022

Изображение материала

Иванова Наталья Кирилловна

Доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой иностранных языков и лингвистики, почетный работник высшего профессионального образования РФ, директор Гуманитарного института Ивановского государственного химико-технологического университета

«У нас очень хороший коллектив: и в рамках нашей кафедры, и в рамках Гуманитарного института»

Как Вы пришли работать в ИХТИ?

Можно сказать, что случайно. В 1977 году здесь была вакансия преподавателя английского языка. А я в это время ждала место в аспирантуру от Ивановского медицинского института.   Думала, что это временная работа, но это оказалось  моим единственным местом работы согласно записи в моей трудовой книжке. До сих пор  с удовольствием продолжаю здесь работать, душой болея за наш университет. В начале своего педагогического пути я преподавала и немецкий язык, и английский. Это сложно, поскольку самой приходилось овладевать химической и технической терминологией на двух языках. Помогли кафедральные коллеги.

Мне повезло, потому что когда я пришла работать на кафедру иностранных языков ИХТИ в 1977 году, то еще работал «старый» её состав, ветераны, которые меня приняли в свой коллектив, передали очень много ценных знаний. Прежде всего, это бывшая заведующая кафедрой Нина Павловна Морозова, это Ирина Ивановна Чернявская, которая в то время заведовала кафедрой, заведующая секцией английского языка Раиса Сергеевна Маклашина, Нина Гавриловна Щипалова.  Многому меня научили Лидия Васильевна Захарова и Наталья Валентиновна Зверева. Они  в то время, так же как и я, работали со студентами механического факультета.  

И кандидатскую, и докторскую диссертации я готовила, работая в Ивановском Химтехе.  Я училась в заочной аспирантуре Ленинградского государственного университета имени А. А. Жданова, в 1985 году там же защитила кандидатскую диссертацию под руководством выдающегося российского лингвиста Л.В.Бондарко (досрочно). В этом же вузе – тогда уже Санкт-Петербургском государственном университете – в 1995 году защитила докторскую диссертацию. Обе диссертации были написаны, что называется, «без отрыва от производства» – преподавательская нагрузка в ИХТИ в эти периоды мне не сокращалась.

Преподавание иностранных языков в Ивановском Химтехе имеет большую историю…

Если углубиться в историю преподавания иностранных языков в нашем вузе, то можно увидеть, что подходы к этому были порой диаметрально противоположные. Доцент нашей кафедры, кандидат исторических наук Юлия Леонидовна Малкова установила по архивным документам очень интересные факты. До ее исследований начало преподавания иностранных языков в Иваново-Вознесенском политехническом институте датировали 1920 годом. Об этом написано в мемориальном сборнике под редакцией Капитона Николаевича Белоногова – ректора ИХТИ в 1961-1972 гг. Эти же сведения вышли и в более современном сборнике под редакцией Оскара Иосифовича Койфмана. Однако архивные документы показывают, что как только образовался ИВПИ, то сразу же, после начала занятий в октябре 1918 года, начались занятия и по иностранному языку. Что интересно: основным языком был немецкий, но по желанию некоторых студентов преподавали и английский язык. В то время, как правило, один преподаватель мог вести занятия и по немецкому, и по английскому языкам. В государственном архиве Ивановской области сохранились уникальные документы – отчеты преподавателей иностранного языка ИВПИ о результатах обучения, начиная с 1918-1919 учебного года. Из этих документов мы видим, что для обучения английскому языку брали «нулевиков» и добивались очень хороших результатов. Уже к концу учебного года они могли читать тексты, в том числе художественных произведений, например, Уильяма Шекспира. Они работали с художественной, с научной литературой. Становление Иваново-Вознесенского политехнического института происходило в годы гражданской войны, в крайне тяжелых условиях. Его основу составили часть коллектива и материальной базы Рижского политехнического института. Кадры нового вуза были очень сильными, образовательный процесс был полноценно организован с самого начала, несмотря на неблагоприятное положение в стране. Для всестороннего качественного образования всегда необходимо было знание не только специальных дисциплин, но и иностранных языков для того, чтобы иметь возможность работать с оригинальной иностранной литературой, которая в значительном объеме присутствовала в библиотеке. Преподаватели иностранных языков ИВПИ в то время причислялись к структуре, которая называлась «вне факультета».

Первыми преподавателями были выпускники дореволюционных российских гимназий. В основном это были женщины,  выпускницы Екатерининского, Смольного институтов и даже одно время –  англичанка, выпускница британского колледжа. Ведущим преподавателем на социально-экономическом факультете был Владимир Федорович Шефер, который имел опыт работы в Петроградском политехническом университете, работал переводчиком, хорошо знал внешнеэкономическую деятельность.

В 1930 году произошло разделение ИВПИ на четыре самостоятельных вуза: энергетический, текстильный, химико-технологический и сельскохозяйственный.  Хотя ИХТИ и стал тогда отдельным вузом, однако свыше десяти лет в нем не существовало кафедры иностранных языков как таковой: был кабинет иностранных языков. Тем не менее в документах 1930-х годов наряду с «кабинетом» встречается и название «кафедра иностранных языков», что позволяет говорить о существовании в тот период определенной структуры, являвшейся прототипом нашей будущей кафедры, официально учрежденной в годы Великой Отечественной войны. В 1943 г. по распределению в ИХТИ была направлена преподавателем немецкого языка после окончания московского вуза Зинаида Михайловна Покровская-Шутова.  Она проработала на кафедре около 50 лет! Нужно отметить, что в то время основное внимание уделялось немецкому языку. До Великой Отечественной войны английский был не очень популярен в нашей стране. И после Великой Отечественной он не сразу завоевал лидирующие позиции в советском образовательном процессе. Немецкий язык еще очень долго был востребован.   Наш вуз готовил специалистов для химической промышленности ГДР, поддерживал с этой страной научные и образовательные связи.  Когда я начала работать, соотношение преподавателей  английского и немецкого языков было примерно равным, но с некоторым преимуществом английского. Сейчас на кафедре остался только один преподаватель немецкого языка.

Отношение к преподаванию иностранных языков в Советском Союзе было очень разным в разные исторические периоды. Например, в 1923-1924 учебном году во всех школах и вузах было прекращено преподавание иностранного языка, потому что считалось, что для «нового» человека это «лишние» знания, что преподают иностранный язык плохо, что нужно готовить узкопрофильного специалиста, не теряя времени на его гуманитарную подготовку.

В последующие периоды Коммунистическая партия и Советского правительство издали достаточно много постановлений, направленных на улучшение языковой подготовки в СССР. В результате был период, когда, кажется, в 1954 году, был введен французский язык как третий обязательный для преподавания в советских вузах.

Кафедра иностранных языков ИХТИ всегда была на передовых рубежах. Недавно я узнала, что в нашей стране первые учебно-методические пособия по преподаванию иностранного языка с использованием тестовых методик появились в конце 1970-х – начале 1980-х годов, а на нашей кафедре, благодаря стажировке в Германии Нелли Николаевны Киселевой, они появились уже в начале 1970-х годов. Наши шкафы были заняты папками с тестами на трех языках. Это было новое слово в методике преподавания. И это были не только диагностические тесты и тесты для текущего контроля, где студент должен, как сейчас, поставить «галочки», выбирая правильные варианты ответа. Это были тесты для парной работы. И уже это помогало студентам индивидуально себя оценить в сравнении со своим товарищем, позволяло попробовать себя в разной роли. Самое удивительное, что до настоящего времени они не устарели. Их печатали на пишущей машинке, наклеивали на плотную бумагу формата А 3. Потом мы их перенесли на ЭВМ. Они и сейчас соответствуют тем установкам, которые есть в современной методике преподавания иностранных языков.

Существуют различные виды чтения (изучающее, поисковое, просмотровое и до.). Исследованием этого занимались ведущие советские методисты. Наша кафедра подготовила целый ряд пособий по различным видам чтения. Когда студенты изучали иностранный язык в течение 4 лет, мы имели возможность на третьем и четвертом курсах учить  их аннотированию и реферированию. Студенты читали оригинальную литературу, умели грамотно написать аннотацию и составить реферат на русском и английском языках. В то время в нашем институте было 32 выпускающих кафедры. Можно сказать, что мы совершили методический подвиг, составив 32 разных методических пособий  с текстами -  у каждого направления подготовки  своя терминологическая лексика. Интернета, ксероксов и пр. еще не существовало.  Преподаватели находили оригинальные тексты на английском языке в иностранных научных журналах, от руки переписывали их или сразу перепечатывали на машинке, делали к ним справочный аппарат, упражнения, задания.  Пособия по реферативному чтению и аннотированию имели очень важное значение в языковой подготовке студентов. Это позволяло выпускникам во время учебы в аспирантуре свободно читать научную литературу на иностранном языке, используя ее в своем исследовании, а выпускникам вуза, работающим на производстве, знакомиться с новинками научно-технических достижений.

В 1990-е годы, после распада СССР, активизировались международные связи. Что-то было восстановлено из существовавшего в советское время, что-то появилось вновь.  На кафедре почти всегда работала группа углубленного изучения английского языка для преподавателей, поскольку наш вуз всегда имел обширные зарубежные связи. В этих группах работали в разное время Нина Гавриловна Щипалова, Ирина Давыдовна Найдус, Раиса Михайловна Москвина.  В 1992 году в лагере ИГЭУ на Рубском озере американскими специалистами был проведен большой обучающий семинар. Нам показали совершенно другую систему обучения,  о которой сейчас много говорят в нашей стране, но еще не внедрили ее полностью. Это, так называемый деятельностный подход, проблемный, проектный, «кейсы». Эти американские методики были показаны нам 30 лет назад, и они нашли с тех пор место в системе обучения иностранному языку на нашей кафедре.

Изображение материала
Ветераны кафедры: И.И. Чернявская, Н.П. Морозова, Р.М. Москвина, на 85-летнем юбилее кафедры

Вы не только сами смогли защитить кандидатскую и докторскую диссертации, работая в Химтехе, но и подготовить здесь много аспирантов, ставших кандидатами филологических наук…

Не так много – восемь. С 1999 по 2018 годы работала аспирантура на кафедре иностранных языков и лингвистики по научной специальности «Теория языка». Восемь моих учеников в этой аспирантуре подготовили кандидатские диссертации, которые были успешно ими защищены. Одна из  моих аспирантов сейчас работает в Ивановской государственной медицинской академии, одна – в Ивановском филиале РЭУ им. Г. В. Плеханова, один работает в силовой структуре лингвистом-экспертом, все остальные в настоящее время –  ведущие доценты нашей кафедры.

Изображение материала
С доцентами кафедры Н.Е. Меркуловой, С.В. Мощевой,
И.В. Лобановой, Р.В. Кузьминой, прошедшими аспирантуру кафедры

Особенно хотелось бы выделить моего заместителя по учебной работе, доктора филологических наук Светлану Васильевну Мощеву. Она защитила кандидатскую диссертацию под моим руководством в 2007 году в Санкт-Петербургском государственном университете, а затем уже в сотрудничестве с московскими филологами продолжила развитие своей научной темы и в 2019 году в Москве защитила докторскую диссертацию.

Научное направление, в рамках которого проводятся исследования нашей кафедры, – теория языка. Это такая объединяющая научная специальность, которая позволяет на любом языковом уровне – фонетическом, лексическом, грамматическом, стилистическом – увидеть какие-то важные  лингвистические закономерности. Мы начинали с изучения фонетической лексикографии, очень глубоко вникли в ее процессы. Эта работа проводилась с 1980-х годов, когда заведующей кафедрой была лексикограф Ольга Михайловна Карпова, которая, работая в ИХТИ, защитила свою докторскую диссертацию по филологии и только потом, спустя время, перешла на работу в ИвГУ.

Изображение материала
Коллектив кафедры иностранных языков и лингвистики, 2020 г.

Мы изучали взаимоотношения между написанием и произношением: и на материале немецкого языка – это диссертация Ирины Владимировны Лобановой, и на материале английского языка – это диссертация Анны Николаевны Смирновой. Потом мы перешли к анализу фонетических и  орфографических характеристик разных дискурсов –  рекламного, политического, образовательного.  В последнее время увлеклись гастрономическим дискурсом.

Причиной этого, с одной стороны, явилось то, что мы учим английскому и немецкому языку студентов, которые мотивированы на такое изучение, так как являются будущими специалистами по пищевым технологиям. Кроме того, благодаря заведующей кафедрой регионоведения МГУ Анне Валентиновне Павловской и её коллегам,  в нашей стране сформировалось очень мощное направление по  исследованию гастрономического дискурса.  Раз в два года в МГУ проводится симпозиум, проходят очень интересные конференции, выпускаются научные сборники. В 2022 г.  преподаватели нашей кафедры тоже подготовили коллективную монографию «Английская пищевая культура: языковые рефлексии». Мы являемся членами Академии гастрономики. Вместе с нами участвует в её работе заведующий кафедрой технологии пищевых продуктов и биотехнологий ИГХТУ Сергей Васильевич Макаров. У нас сформировалось очень продуктивное взаимодействие между  профессиональными знаниями ученых  и студентов этой кафедры и изучением языковых процессов в этой области.

Изображение материала
На заседании студенческой научной секции по пищевой культуре с С.В. Макаровым

Изображение материала
С соавторами монографии «Уильям Шекспир – личность и творчество: современное прочтение» Р.В. Кузьминой, режиссером Н.А. Смирновым-Рыжаловым и его внучкой, С.Г. Шишкиной и К.А. Врыгановой

Когда появилось дополнительное образование по английскому языку в ИГХТУ?

Оно появилось в 1998 году. Мы готовим переводчиков в сфере профессиональной коммуникации. Но мы начали эту подготовку не на «пустом месте»: свыше 20 лет в ИХТИ существовал проект, который назывался «референт-переводчик». В конце 1950-х годов в одном из постановлений Коммунистической партии и Советского правительства было указано, что необходимо развивать профессиональные знания, готовить переводчиков среди инженеров, начинать изучение иностранных языков как можно раньше. В г. Иваново в начале 1960-х годов были созданы две школы с углубленным изучением английского языка со второго класса, до сих пор существующие – 30-я школа и 32-я, сейчас гимназия. Всего в стране в это время таких школ было открыто более семисот. Это очень помогло будущим инженерам, приходившим учиться в наш институт, потому что мы формировали из них группы углубленного изучения языка, учили их переводческой деятельности. Много лет по этой программе плодотворно осуществляла обучение студентов Раиса Михайловна Москвина. Она же подготовила десятки студентов к защитам дипломов на английском языке. Немецкий язык референтам-переводчикам успешно преподавали Ольга Викторовна Максимова и Татьяна Иосифовна Баделина. Некоторые аспиранты проходили этот курс, что помогло им в их научной деятельности. Часть из них сейчас уже доктора наук, работают у нас в университете.

Среди тех, кто проходит профессиональную переподготовку, начиная с 1998 года, есть студенты не только ИГХТУ, но и других вузов региона. Еще одна группа обучаемых – люди с высшим образованием, которые решили, что им не хватает профессиональных знаний в области английского языка.

Многие ученые Ивановского Химтеха активно публикуются в англоязычных журналах, участвуют в зарубежных научных конференциях – насколько кафедра им помогает?

Кафедра всегда и помогала, и помогает им очень много сейчас. И это было еще до моего прихода на работу в ИХТИ, когда наш знаменитый ученый Геннадий Алексеевич Крестов стал активно публиковать свои работы в международных журналах, начал ездить на международные конгрессы, наши преподаватели, в том числе Нина Павловна Морозова, помогали ему готовить переводы статей и выступлений, сопровождали его в качестве переводчиков на серьезных международных форумах. Они же помогли ему в совершенстве овладеть английским языком. Я уже говорила, что на кафедре всегда работала группа для обучения преподавателей, готовящихся к зарубежным стажировкам. Неоднократно занятия в такой группе проводила и я.

Наша кафедра всегда переводила и редактировала много статей наших ученых для публикации в иностранных журналах. Не говоря про то, что мы целенаправленно учили наших аспирантов и преподавателей академическому английскому. Теперь мы активно работаем в этом направлении с магистрантами. Менялись программы, менялись люди, но мы всегда четко знали, что академическое письмо, умение написать статью не только на родном, но и на иностранном языке – это наше, этому мы должны научить выпускника аспирантуры.

Изображение материала
Лекция для студентов ИГХТУ

А как оформилось отдельное гуманитарное отделение в ИХТИ?

Гуманитарный блок в ИХТИ сформировался в 1960-е годы.  Кроме кафедры иностранных языков, это были кафедры истории КПСС, научного коммунизма, философии, позднее – политологии и социологии. В начале 1980-х годов был период, когда гуманитарные знания для инженера считались очень важными. В нашем  вузе было 11 гуманитарных дисциплин, которые очень досконально читались нашим студентам. Плюс факультативные курсы. Среди них – «История России в советском кинематографе», курс, посвященный произведениям Уильяма Шекспира в театре и кинематографе, курсы «Немецкий профессорский роман», «Деловой английский язык» и др.  Они были очень популярны среди студентов. Потом эта практика была утрачена, но сейчас Минобрнауки очень настойчиво рекомендует такие курсы возобновить.

Гуманитарное отделение, как обособленное подразделение вуза,  оформилось в 1991 году. В рамках него были объединены все кафедры гуманитарного блока, до этого приписанные к разным факультетам. Например, кафедра иностранных языков относилась к органическому факультету (к счастью, я успела пройти школу административной работы у  его декана того времени - Юрия Германовича Воробьева); кафедры истории КПСС, научного коммунизма, насколько я помню – к механическому факультету. Создание гуманитарного отделения стало возможным во многом благодаря работавшему тогда первым проректором вуза Евгению Михайловичу Румянцеву, который умел широко смотреть на процессы, создавать то, чего до этого не было. В то время появилась пристройка к аудиторному корпусу, новый институт в рамках нашего вуза - ИУФИС, в котором также была очень большая гуманитарная составляющая, а одним из вступительных экзаменов был экзамен по иностранному языку. Появилось и гуманитарное отделение, директором которого назначили Вячеслава Павловича Столбова.

«Первопроходцам» всегда трудно, а Вячеслав Павлович был первопроходцем в формировании единого гуманитарного пространства Ивановского Химтеха. Ему удалось объединить людей с разных кафедр. Своим примером он показывал, как нужно любить свою профессию, как нужно относиться к студентам, как можно читать лекции. Самое главное – он умел так замотивировать студентов – механиков, химиков, экономистов,  будущих специалистов по информационным технологиям ­– чтобы объединить их вокруг какой-то гуманитарной идеи.

Потом отделение стало факультетом, затем институтом…

Факультетом оно стало в 2001 году, когда была открыта выпускающая специальность «Культурология». Его деканом стала Елена Михайловна Раскатова, которая за некоторое время до этого сменила В.П. Столбова в должности директора гуманитарного отделения. На первом этапе культурология была в большом объеме введена в качестве обязательной дисциплины для всех студентов.  А затем коллектив кафедры истории и культурологии почувствовал, что способен реализовывать образовательную программу по культурологии (социокультурному проектированию) в рамках нашего вуза, и на протяжении ряда лет наш вуз выпускал  квалифицированных культурологов. Подготовленные на факультете выпускники работают во многих уголках России и за рубежом, вносят существенный вклад в обновление культурного ландшафта Ивановской области и города Иванова.

 На факультете было несколько аспирантур. По политической истории под руководством Роберта Федоровича Пузырева; она прекратила свое существование с его уходом.  Была аспирантура на кафедре философии. Про аспирантуру по филологии уже было сказано.

В 2018 году после аккредитации нашего вуза подготовка по выпускающей специальности «Культурология» в ИГХТУ была закрыта, как и подготовка экономистов и ряд аспирантур как непрофильные, потому что появилось мнение, что в технических университетах должны готовить только технических специалистов.   В этих условиях у руководства ИГХТУ появилась мысль, что тот большой потенциал, та большая работа, которую проводят со студентами преподаватели гуманитарного блока, не теряют своей важности от того, что не будет выпускающей специальности. Поэтому произошла реорганизация факультета в Гуманитарный институт. Когда существовал гуманитарный факультет, на мой взгляд, был некоторый «перекос», больше работали с культурологами, в том числе за рамками вуза – в масштабе города, области, межрегионального и международного сотрудничества, но в меньшей степени шла работа с основным контингентом нашего университета – студентами-химиками, технологами, механиками. Сейчас  дисбаланс устранен, институт работает со всеми студентами.

Изображение материала
Открытая лекция в Ивановской центральной универсальной научной библиотеке

В чем значение гуманитарной составляющей в техническом вузе?

Значение гуманитарного блока в техническом вузе в том, что мы помогаем достичь того, что обозначается в качестве целей высшего образования. Мы формируем общекультурные компетенции студентов. Это надпредметные, межпредметные компетенции, которые позволят им более эффективно  работать в своей профессиональной сфере деятельности. Выпускник любого университета, в том числе технического, не может обойтись без знаний о мире, по истории, философии; без навыков коммуникаций, которые они получают при изучении русского и иностранного языков; знания по психологии дают им умение работать с людьми, а спорт приносит здоровье. Знания, которые студент технического вуза получает при изучении предметов гуманитарного цикла, очень нужные, востребованные и просто необходимые для его формирования как личности.

Изображение материала
С Е.В. Костиной на дискуссии по современному образованию, салон на ВДНХ

Согласно Концепции воспитательной работы, утвержденной Минобрнауки РФ, вуз должен осуществлять несколько приоритетных направлений этой работы и несколько факультативных. Мы реализуем все. К приоритетным относятся патриотическое, духовно-нравственное, гражданское воспитание, научно-просветительская работа.  Мы реализуем эти задачи как в ходе учебного процесса, так и во внеучебное время. В том числе давая студентам возможность для их самостоятельной творческой деятельности в рамках проектов, где они на практике могут самореализоваться. Бывают тренинги, конкурсы, дискуссии,  дебаты, презентации – это способствует социализации студентов, их личностному росту уже в стенах вуза,  выработке их личной жизненной позиции по тем или иным вопросам, с учетом полученных у нас гуманитарных знаний.

Изображение материала
На Всероссийской конференции «Иностранные языки в техническом вузе: проблемы и перспективы», организованной кафедрой, с коллегами Е.Н. Золиной и С.Г. Шишкиной

У Вас большой опыт работы в Ивановском Химтехе. Кого из тех, с кем Вы работали, Вы назвали бы как знаковых для нашего вуза людей?

Мне хотелось бы сказать, что нашему вузу всегда везло с ректорами, и были очень сильные проректоры.

Геннадий Алексеевич Крестов – ученый, благодаря которому стало возможным открытие Института химии растворов РАН в Иванове и  Высшего химического колледжа с углубленной языковой подготовкой. Когда я пришла на работу в ИХТИ, он был ректором и тесно сотрудничал с нашей кафедрой, лично принимал у аспирантов кандидатские экзамены, приходил на студенческие и аспирантские научные конференции.

Владимир Иванович Клопов, будучи ректором, с большим уважением относился к профессионализму сотрудников нашей кафедры. Когда он перешел на работу в классический университет, то свои статьи на английском языке для  редактирования приносил нам.

С Ростиславом Павловичем Смирновым, когда он был ректором, мы вместе ездили в США в 1994 году.  Он был очень разносторонний человек, хорошо понимавший важность гуманитарных знаний. Евгений Михайлович Румянцев работал с Р. П. Смирновым первым проректором, о нем уже говорили. При них произошла реорганизация института в академию и проведена подготовка к преобразованию в университет.

Оскар Иосифович Койфман, будучи ректором, всемерно поддерживал и гуманитарный факультет, и открытие специальности «Культурология», и открытие гуманитарных аспирантур, в том числе той, которой я руководила. Он помогал преподавателям гуманитарного блока и организационно, и материально в том, чтобы они смогли защитить диссертации. Покупались книги по гуманитарным предметам, у нас в институте очень хорошая библиотека.  Мы приобрели свой «дом» - гуманитарный корпус. Вместе с Оскаром Иосифовичем в 1992  году мы установили очень тесное сотрудничество с Далласким университетом в штате Техас, благодаря чему представители администрации и профессорско-преподавательского состава ИГХТУ смогли изучить организацию системы  высшего образования в США, принимать американских гостей в нашем университете, проводить совместные исследования с американскими учёными.

Валентин Аркадьевич Шарнин и как проректор, и как ректор всегда понимал значимость гуманитарного факультета, не было необходимости доказывать, что мы умеем работать, что гуманитарии нужны вузу.

Изображение материала
На 30-летии Гуманитарного института с  ректором ИГХТУ М.Ф. Бутманом

Михаил Федорович Бутман является выпускником 30 школы г. Иваново, откуда вынес очень прочные знания английского языка. Он может и курс по своей специальности прочитать на английском, и научную статью написать. Поэтому у него всегда было понимание значения нашей работы. Сам он человек очень образованный.

 Нынешний ректорат, наш ректор Наталья Евгеньевна Гордина, проректор по учебной работе Наталия Роальдовна Кокина, проректор по научной работе и инновациям Юрий Сергеевич Марфин, проректор по молодежной политике и социальным вопросам Олег Николаевич Захаров много сделали для становления Гуманитарного института, укрепления его материально-технической базы. Наши знания востребованы, руководители вуза хорошо понимают значимость гуманитарной подготовки студентов.

Изображение материала
С коллегами из Санкт-Петербургского университета и ИвГУ 
на  научном семинаре кафедры «Фонетика и фонология речи»

Что для Вас значит ИГХТУ?

Наверное, не буду оригинальна: ИГХТУ – это большая часть моей жизни. Придя сюда в 22 года, я до сих пор здесь работаю. Это место, где я реализовалась  как личность, ученый, преподаватель, а я с детства хотела быть преподавателем. Реализовалась как организатор, администратор,  здесь приобрела новые знания, коллектив единомышленников с чувством корпоративной гордости. Это очень важно. У нас очень хороший коллектив -  и в рамках нашей кафедры, и в рамках гуманитарного института.

Беседовал А.А. Федотов
С другими публикациями по теме
можно ознакомиться на странице ]]>ИГХТУ в моей судьбе]]>

Эра IP

30.09.2022

29 сентября в Федеральном институте промышленной собственности (ФИПС) прошла XXVI Международная научно-практическая конференция Роспатента "Эра IP". Конференция привлекла более 100 участников из России, Белоруссии, Таджикистана: экспертов, изобретателей, рационализаторов, представителей технологических предприятий. ИГХТУ на форуме представляли: начальник отдела патентной и изобретательской работы, директор ЦПТИ ИГХТУ М.Е. Матис и председатель совета молодых учёных М.В. Баранников.

В ходе заседаний были разобраны основные вопросы в сфере защиты интеллектуальной собственности, внедрения запатентованных разработок, развития технологических компаний. Ключевой повесткой конференции в этом году стало обеспечение технологического суверенитета РФ сквозь призму воплощения объектов интеллектуальной собственности для импортозамещения и научно-технологического опережения в нашей стране.

Михаил Владимирович выступил на pitch-сессии для молодых учёных и получил сертификат на обучение в ФИПС. По итогам участия намечены новые направления работы ЦПТИ, а приобретённые знакомства с представителями ведомств РФ в сфере интеллектуальной собственности открывают возможности для дальнейшего продуктивного взаимодействия ИГХТУ с новыми партнерами.

Соб. инф.

Изображение материала Изображение материала Изображение материала

Делимся лучшими практиками эковолонтерства

28.09.2022

23 сентября прошел VI межрегиональный правозащитный экологический форум «Волга – территория экологии». На форуме присутствовали студенты кафедры промышленной экологии (групп 4/149, 4/7 и 1/127), они приняли участие в работе секции «Эковолонтерство. Как вовлечь население в экологические проекты».

С докладом на тему «Экологическое наставничество в ИГХТУ. Опыт проведения мероприятий, направленных на экологическое воспитание» выступил к.х.н., ст. преп. кафедры ПЭ Григорий Игоревич Гусев. В докладе были представлены основные направления работы вуза в сфере экологии, в том числе работы со школьниками. В рамках секции участники поделились лучшими региональными и федеральными практиками эковолонтерства, а также сформировали предложения для развития межрегионального, межвузовского взаимодействия в области экологии и волонтерского движения.

По итогам мероприятий Г.И. Гусеву вручено Благодарственное письмо за вклад в науку и участие в развитии экологического волонтёрства на территории области от уполномоченного по правам человека в Ивановской области С.А. Шмелёвой.

Соб.инф.

Изображение материала Изображение материала Изображение материала

Заседание кафедры

26.09.2022

В четверг 29 сентября 14.00 состоится заседание кафедры.

Повестка дня:

1. Проведение внутренней независимой оценки качества образования (Смирнов С.А.).

2. Утверждение плана изданий и методической работы в 2023 г. (Смирнов С.А.).

3. Организация работы со студентами 1-го и 2-го курсов (Кураторы).

4. Разное.

Приятно "зажечь" кого-то интересом к науке

27.09.2022

Изображение материала

Гиричев Георгий Васильевич

доктор химических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ, почетный работник высшего профессионального образования РФ, иностранный член Норвежской академии наук, действительный член Российской академии естественных наук, заслуженный профессор ИГХТУ, заведующий кафедрой физики Ивановского государственного химико-технологического университета

«Приятно "зажечь" кого-то интересом к науке»

Почему Вы приняли решение прийти на учебу в ИХТИ?

Я окончил 53 школу г. Иваново. Жизнь сложилась так, что мой двоюродный брат был капитаном юношеской сборной волейбольной команды Ивановской области. И когда пришло время уйти из нее по возрастному цензу, вместо себя он привел в команду меня. Так состоялось мое вхождение в этот вид спорта. Наша команда достигла серьезных успехов, мы стали чемпионами СССР в своей возрастной группе. И нас приглашали учиться в разные ивановские вузы: и в энергоинститут, и в текстильный институт, где был хороший спортивный зал. А ректор химинститута Капитон Николаевич Белоногов сказал нам: «Ребята, я знаю, что у вас летом напряженные сборы – предстоит участие в чемпионате России, и организую вам досрочную сдачу экзаменов, мы примем вас раньше других студентов». Нас такое участие ректора расположило, и мы остановили свой выбор на ИХТИ. Правда, он имел нарекания от обкома КПСС за то, что принял такое решение, но с учетом того, что студентами Ивановского Химтеха стали чемпионы Советского Союза, остающиеся действующими спортсменами, взыскание с него сняли. А у нас началась учеба. Только один парень из нашей команды – Игорь Корольков – ушел в энергоинститут.

Изображение материала
Юношеская сборная команда по волейболу Ивановской области: (справа налево) А. Лыткин, Г. Гиричев, Б. Патренкин, И. Корольков, В. Лопухин, В. Лунев, Л. Масленников, В. Фролов, В. Баделин

Как сложилась дальнейшая судьба вашей волейбольной команды?

Александр Иванович Лыткин сейчас профессор кафедры аналитической химии ИГХТУ, остальные ребята окончили вуз и разъехались по разным местам. Благодаря спорту и образованию, полученному в нашем вузе, доросли до серьезных должностей. Вадим Лунев стал директором известного фарфорового завода имени Гарднера в Подмосковье, Валерий Фролов дорос до должности заместителя директора по качеству военного завода в Нальчике, Юрий Базаров, который позднее подключился к составу нашей команды и играл с нами за ИХТИ и за Ивановскую область, сейчас профессор кафедры пластических масс ИГХТУ. Валентин Георгиевич Баделин стал ведущим научным сотрудником Института химии растворов РАН, к сожалению, он покинул этот мир. Борис Патренкин работал начальником смены на заводе кинескопов в Запрудне.

Спорт формирует студента, делает его более способным и к учебе, и к последующей деятельности в жизни. При этом важно, какой будет тренер. У нас был Аскольд Петрович Разумовский, который учил нас не только спортивному мастерству, но и жизни. Под его руководством мы играли, будучи студентами, до третьего курса. А потом он сказал: «Выходим в профессионалы, в класс «А». Для этого вам нужно оставить вуз примерно на год: взять академический отпуск». Мы не захотели терять год, он обиделся, переехал в Липецк, где ему предложили создать профессиональную команду, и наши связи прервались.

Во время нашей учебы в институте очень популярно было студентам ездить на целину. И те, кто были спортсменами – то есть могли с отдачей работать, и при этом разбирались в строительных чертежах, были востребованы. Из-за того, что после второго курса я поехал на целину, а не на соревнования – лишился звания кандидата в мастера спорта. Целина лишила меня этого звания, но помогла научиться по-настоящему работать, приобрести строительную специальность. После второго и третьего курса ездил на два месяца работать на целину в Казахстан. Существовала традиция: когда в Актюбинской области отряд приезжал в совхоз, ребят провозили по поселку, чтобы у них сложилось о нем представление. На технику безопасности тогда проще смотрели: нас возили в открытых грузовиках, в кузове которых просто стояли лавки. И когда нас провозили по поселку перед отъездом домой с моей последней «большой целины», приятно было увидеть, что в поселке прибавилось 17 двухквартирных щитовых домов, построенных нами. Появилась теплотрасса длиной метров 300, двухуровневая котельная и много чего еще. Помню, как с А. Лыткиным отливали в опалубку из бетона довольно сложную конструкцию. Если сейчас такие отливают на заводе, а на месте только собирают, то там все нужно было сделать самим. Были отряды от химинститута, пединститута, энергоинститута, текстильного института. Прекрасное было время.

Изображение материала
А. Лыткин (справа) и Г. Гиричев в стройотряде ИХТИ,
 совхоз «Северный», Комсомольский район, Актюбинская обл., Казахстан, 1968 г.

Спортом я занимался и некоторое время после окончания института, с 1970 по 1976 годы был капитаном сборной Ивановской области по волейболу. Если бы не спорт, мы таких результатов в науке не достигли бы. Вот этот спортивный азарт, готовность идти вперед, несмотря на препятствие, напряженно работать на результат – они в науке не менее важны, чем в спорте.

В Ивановском Химтехе Вы познакомились и с Вашей супругой?

Да. Моя жена Нина Ивановна тоже доктор химических наук, профессор химического факультета Ивановского государственного университета, член-корреспондент РАЕН. Мы учились с ней в одной группе, начинали занятия наукой у Константина Соломоновича Краснова.

Забегая вперед, скажу, что, когда пришло время выборов на первую конкурсную должность, ректор Геннадий Алексеевич Крестов, услышав две одинаковые фамилии и узнав, что выбираются муж и жена, сказал, что будет голосовать только за Гиричеву, а в отношении кандидатуры Гиричева проголосует против. К счастью, большинство членов ученого совета поддержали и меня. Это был период борьбы с «семейственностью», считалось, что нехорошо, если муж и жена работают в одной организации. Хотя, наоборот, и нам, и, как оказалось, лаборатории повезло, что мы вместе в нее пришли: и на работе, и дома мы говорили о науке. После защиты диссертации Нину пригласили читать курс квантовой химии на вновь образованный химический факультет Ивановского государственного университета. Она перешла туда работать, но в научном плане продолжили трудиться вместе.

А как Вы пришли в науку?

Научной работой я начал заниматься, еще будучи студентом 4 курса, осваивал растворную калориметрию. Разрабатывал калориметр для сверхточных измерений.  Он был создан, я по нему защитил дипломную работу. Но мой научный руководитель Геннадий Алексеевич Лобанов решил переехать в Сибирь. Сказал, что можно и мне туда поехать, но честно предупредил, что не знает, какие там условия для жизни и работы. А я как раз недавно женился, и нам с женой предложили на распределении остаться для работы в ИХТИ.  И мы с супругой начали трудовую деятельность в качестве младших научных сотрудников в лаборатории Константина Соломоновича.

Изображение материала
Сотрудники Лаборатории молекулярных параметров
К.С. Краснова в 1976 г. (справа налево): первый ряд - Н. Гиричева, Т. Данилова, Ф. Гунина, Н. Лебедева, В. Бобкова;
второй ряд – В. Петров, Л. Готкис, К.С. Краснов, Л. Кудин, Е. Старовойтов,
 В. Беляев, В. Соломоник; третий ряд – Г. Гиричев

В большую науку я пришел благодаря Константину Соломоновичу Краснову. Он отбирал толковых ребят, чтобы заниматься с ними по специальной программе, вводя их в сферу научных исследований. К. С. Краснов пригласил в эту группу мою будущую жену – Нину Глазкову. Для своих учеников Константин Соломонович регулярно организовывал встречи с известными учеными Советского Союза. На одну из таких встреч приехал лауреат Государственной премии СССР по науке и технике, заведующий лабораторией электронной дифракции Московского государственного университета Виктор Павлович Спиридонов. Нина пригласила меня прийти на эту лекцию. Меня эта встреча с московским ученым впечатлила, осталась в памяти.

Получилось так, что после окончания института я пришел в группу К. С. Краснова, где уже работала моя жена, другие ребята, которых он обучал по усиленной научной программе. Потом Государственным комитетом по науке СССР был создан в ИХТИ специальный отдел проблемной лаборатории, нацеленный на изучение соединений в газовой фазе при высоких температурах. Это требовалось для Института высоких температур, для научной школы академика В. П. Глушко. Благодаря этой научной работе Ивановский химтех получал существенное дополнительное финансирование, мы хорошо оснастили себя аппаратурой. Часть аппаратуры, полученной по той программе, подверглась серьезной реконструкции, сохранилась до настоящего времени, и мы продолжаем на ней работать, и на нее приезжают посмотреть и поработать даже из-за рубежа.

Помню, когда я только начал работу младшим научным сотрудником в лаборатории К. С. Краснова, он мне сказал: «Я пошлю тебя на Химфак МГУ, если ты там понравишься, то тебе подарят прибор». Помню, что, приехав туда, очень волновался, прежде чем зайти в кабинет заведующего лабораторией электронографии В. П. Спиридонова. Зайдя, честно признался, что я обычный инженер: математику, физику, химию знаю в пределах инженерного курса, и то не очень хорошо, но разбираюсь в электронике и вакуумной технике. Он ответил: «Ну, мы сейчас тебя проверим». Дали мне поработать на приборе, с которым, к счастью, я довольно быстро разобрался, хотя это была уникальная установка. Таких лабораторий во всем мире тогда было лишь восемь, одна из самых больших из них – в Московском государственном университете. Увидев, что я разобрался с техникой, мне сказали: «Мы тебе дарим прибор». И вот с этого начался мой путь в большой науке.

Прибор, который нашей лаборатории передали из МГУ, был очень большой и серьезный – занимал целую комнату. Много в нем, благодаря хорошей инженерной подготовке, которую дал ИХТИ, мне удалось улучшить. К. С. Краснов в определенных ситуациях обращал внимание на то, что у нас прибор стал даже лучше работать, чем в Московском государственном университете, и прежние хозяева электронографа с этим соглашались. Постоянными гостями нашей лаборатории были лауреаты Государственной премии СССР за развитие метода газовой электронографии и исследования в области высокотемпературной химии: В. П. Спиридонов, Е. З. Засорин, Н.Г. Рамбиди. Приезжал с лекциями профессор МГУ Л.В. Вилков и многие другие ученые.

Изображение материала
Лауреат Государственной премии СССР в области науки и техники Е.З. Засорин (справа) и Г. Гиричев

Кто были Ваши учителя?

В первую очередь, конечно, Константин Соломонович Краснов. Это удивительный человек. Прошедший Великую Отечественную войну, очень много работавший в системе образования. В частности, он создал кафедру физики и химии в Мурманском военном училище, в которое его направили на работу после войны. Создал направление по изучению молекулярной структуры в Иванове, лабораторию молекулярных параметров в ИХТИ, в которой было несколько отделов. Отдел высокотемпературной масс-спектрометрии, в котором сформировались как ученые Л. С. Кудин, М. Ф. Бутман, и была подготовлена еще целая группа кандидатов наук. Была возглавляемая Е.М. Старовойтовым лаборатория спектрофотометрии пламен, которую, к сожалению, в период реформ 1990-х мы утратили. Работала лаборатория газовой электронографии, была создана группа теоретиков, которая впоследствии превратилась в лабораторию квантовой химии. Константин Соломонович очень много сделал и для вуза, и для нас, своих учеников. Для нас он был абсолютно открыт к общению. К нему можно было по любому вопросу в любой момент обратиться и получить необходимую помощь. Наши ошибки исправлял очень деликатно, необидно, давал важные советы, помогающие по-новому увидеть проблему и найти ее решение. Порой даже оплачивал наши расходы. В процессе работы над кандидатской мне потребовалось получить вещества, которые отсутствовали в продаже – нужно было заказать их синтез. И Константин Соломонович пожертвовал солидной частью своей зарплаты. Сказал: «Поезжай на химфак МГУ, вот адрес. Люди там готовы для тебя это сварить, небесплатно, но вот тебе деньги, их хватит, чтобы расплатиться». И моя кандидатская диссертация была сделана на веществах, который фактически были им куплены специально для этого. Это был человек очень широкой души и большой интеллектуал.

О нем хорошо написала моя жена в книге воспоминаний о Константине Соломоновиче: «Я познакомилась с Константином Соломоновичем, когда перешла на третий курс Ивановского химико-технологического института. Он читал лекции по физической химии и вел лабораторные занятия в нашей подгруппе. Это были очень интересные лекции, но предмет казался несравненно сложнее, чем все изученное ранее. Как и в наше время, студенты тогда тоже пропускали занятия. Однако аудитория у Константина Соломоновича была всегда полна. Нас подкупала манера чтения лекций, которая заставляла вместе с преподавателем обдумывать рассматриваемую тему. Мы как бы вовлекались в процесс творчества, вновь открывая для человечества законы природы, формулируя правила. И этот процесс был столь увлекателен, что находившийся напротив главного здания ИХТИ кинотеатр «Арс», всегда готовый к услугам студентов со своими «Тремя мушкетерами» и «Королевой Шантеклера», конкуренции с Константином Соломоновичем не выдерживал. <…> Сейчас я понимаю, насколько мудрым педагогом являлся Константин Соломонович. Он научил нас самому необходимому в научной работе – не бояться трудностей, иметь свое мнение, не останавливаться в своем развитии».

К. С. Краснов хорошо знал немецкий язык, во время войны даже какое-то время был переводчиком.  Хорошо знал литературу. Мог декламировать стихи Иоганна Вольфганга фон Гете на немецком языке. Очень интересный и яркий человек. Работал профессором кафедры физической химии ИХТИ, потом стал заведующим кафедрой физики. Когда ему исполнилось 70 лет, передал заведование кафедрой мне. В то время было сложно выехать за рубеж, но его приглашали, и к нему приезжали зарубежные ученые. У него была обширная переписка с разными учеными, в том числе и по части научных споров. Он помог сориентироваться одной лаборатории в США в части поиска участка спектра при исследовании галогенидов щелочных металлов, и они потом писали, что благодаря профессору Краснову из Иванова решили эту проблему достаточно быстро.

В его группу я пришел самым последним в 1971 году, но так сложилось, что диссертацию защитил самым первым из группы – 27 июня 1974 года. У меня было три научных руководителя по кандидатской. Она была написана в очень короткие сроки, быстро собраны документы. Тогда бюрократических процедур, связанных с защитой, было существенно меньше. Супруга помогла мне с расчетами молекулярных колебаний. Научными руководителями были К.С. Краснов и еще двое ученых из МГУ - Е.З. Засорин и В.П. Спиридонов. Все трое указаны в автореферате. У Нины тоже все трое были научными руководителями по кандидатской. Это редко было в то время, а в наше я таких случаев не знаю.  

Изображение материала
Защита кандидатской диссертации

На мою защиту приехали шесть ученых из Москвы – просто послушать защиту диссертации. Нам удалось сделать серьезный шаг вперед в этой области науки, и к нам приезжали часто. Первым оппонентом был бывший хозяин переданного нам прибора Николай Георгиевич Рамбиди – лауреат Государственной премии, член Военно-промышленной комиссии СССР, директор Института метрологической службы, фактически напрямую подчинявшегося Совмину. В то время в СССР было мало серьезных вычислительных машин. И для того, чтобы сделать необходимые расчеты, Н.Г. Рамбиди запросто летал в США. Вот такие люди приезжали в ИХТИ благодаря Константину Соломоновичу. Благодаря ему и тем ученикам, которых он сумел воспитать, отношение к лаборатории было серьезным. Пять последних Всесоюзных совещаний по структуре и энергетике молекул проводил К. С. Краснов в кооперации с московскими учеными на базе нашего Ивановского химико-технологического института. Естественно, мы, его ученики, помогали ему в их проведении. Охват ученых этими Всесоюзными совещаниями был очень широким: от Гродно до Владивостока. Приезжали те, кто занимался молекулярной структурой, со многими мы наладили сотрудничество. Очень много взаимодействовали с Московским государственным университетом, с Новосибирским академгородком, с Институтом общей и неорганической химии, Институтом органической химии, Институтом высоких температур, Московским химико-технологическим институтом, Московским институтом тонких химических технологий, с организациями закрытого доступа.

А как состоялась защита Вашей докторской диссертации?

Докторскую я защитил в 1990 году. Докторские диссертации мы с супругой защищали уже сами, без чьей-либо помощи.  Во время одного из всесоюзных совещаний в 1980 году я подготовил развернутый доклад по моей научной работе. Возможности презентовать свою тему тогда были значительно скромнее, чем сейчас. Подготовил 15-20 плакатов, благодаря которым все, о чем я говорил, было наглядно. После моего выступления в перерыве ко мне подошел Николай Федорович Степанов – очень авторитетный в СССР квантовый химик – и говорит: «Ну что, в сентябре мы тебя ждем у нас на факультете, в нашем диссовете с докторской диссертацией». Ответил: «Николай Федорович, но ведь это только слабая "проба пера", у меня гораздо больше материала».

Изображение материала
Единственный в РФ и самый мощный из трех существующих
в мире комплекс «электронограф/масс-спектрометр»

Он предложил мне все оформить в виде диссертации. Но мне было стыдно защищаться раньше моего третьего научного руководителя по кандидатской – Евгения Зотиковича Засорина, который очень долго тянул с защитой докторской, потому что был очень скрупулёзный человек, тщательно все выверял. А у меня было уже много публикаций. В автореферат докторской диссертации я включил ровно 50 статей, хотя их было существенно больше. В итоге защита состоялась на химическом факультете Московского государственного университета спустя 10 лет после того, как один из ведущих ученых этого диссертационного совета предложил мне ее у них защитить. Но это была совсем другая работа.

За эти десять лет удалось выйти на совершенно другой уровень исследования, фактически создать новый метод. Его пытались скопировать норвежцы, шотландцы, англичане, первыми венгры сделали аналогичный прибор, но смогли опубликовать только три статьи по этой методике. Сейчас ближе всего к успеху немцы. Это метод электронной дифракции с масс-спектрометрическим контролем состава исследуемого пара. То есть мы создали в России прибор, который позволяет видеть, что за вещество в данный момент находится под электронным пучком. Благодаря данному методу, электронография стала «зрячей». Прибор заработал у нас в середине 1980-х годов. За эти исследования мне вручили международную премию Фонда Мец-Штарк (Германия) в 2011 году, а по многочисленным отзывам из научных центров разных стран наша лаборатория квалифицируется как ведущая лаборатория по электронографии в мире.

Очень большой вклад в развитие лаборатории, нашей кафедры и вообще всего вуза внес талантливый механик Юрий Федорович Ревичев.  Принципиально он не всегда мог понять тех проблем, на решение которых направлялись усилия, но это не мешало ему находить простые конструкторские решения при усовершенствовании приборов. У него были замечательные руки, талант по части работы с тонкой механикой. Так, например, он сказал нам: «А зачем вы ставите такой большой затвор? Давайте вот это и это выкинем, и будет попроще». В результате вместо фирменного затвора сделал свой – простой и дешевый. Когда мы показали его немецким коллегам, то они оценили конструкцию очень высоко: «Какое гениально простое и экономичное решение». Мне много помогал в реконструкции прибора Андрей Николаевич Уткин, к сожалению, уже ушедший из жизни. Он был в то время младшим научным сотрудником. Я его привел в вуз как волейболиста. Мы играли в одной волейбольной команде, а потом вместе занимались научной работой.

На часы в лаборатории мы никогда не смотрели. Нормой было работать до девяти вечера, в том числе и по субботам. А в воскресенье не приходили на работу по причине того, что тогда был по выходным строгий пропускной режим, но иногда и вопреки ему удавалось прорваться на рабочее место.

На протяжении многих лет в Ивановском Химтехе существовал «Английский клуб», расскажите об этом.

Как Константин Соломонович был нашим учителем в науке, так нашим просветителем в английском языке была Раиса Михайловна Москвина, которая, по сути, тем самым открыла для нас зарубежный мир. У меня до сих пор хранится целая стопка приглашений к сотрудничеству в разные лаборатории мира на год, на два. Николай Георгиевич Рамбиди говорил: «Я вам с Ниной организую поездку в любую лабораторию мира на любое время работы». Нина английский язык изучала, но знала не очень хорошо. А я вообще его не знал, потому что учил немецкий. Останавливало не только незнание английского языка, но еще и то, что долгое время я был невыездным, так как часть исследований, которые мы проводили, имела элементы закрытой информации. Поэтому на все письма мы в то время просто не отвечали.

Изображение материала
«Английский клуб». Справа налево: Н.В. Белова, Н.И. Гиричева,
Р.М. Москвина, Г. В. Гиричев, В.А. Бурмистров, М.К. Исляйкин 

Раиса Михайловна преподавала английский язык и была председателем профкома нашего вуза. Без преувеличения, она была душой коллектива, человеком, рожденным для того, чтобы отдавать всего себя людям, делать добро и восторгаться всеми. Раиса Михайловна говорила: «У меня в группах ученики только талантливые и очень талантливые». Как-то в конце 1993 года пришел к ней с просьбой помочь перевести статью на английский язык. Она спрашивает: «А почему сам язык не учишь?» - «Да как-то не складывается…» - «А давай попробуем. Меня еще Миша Исляйкин просит ему помочь, приходите с ним вместе». И вот мы начали с М. К. Исляйкиным ходить к ней в профком, учить английский язык. Учили с нуля. У меня базовый был немецкий, а он знал французский, в свое время даже преподавал в Алжире. Потом к нам присоединились Нина, Сергей Шлыков, который хорошо знал английский, но для уверенности некоторое время перед поездкой в Бельгию занимался вместе с нами. Люди приходили, подрастали в языке, уходили, а костяк, как его начали называть, «Английский клуб» - мы с Ниной, Михаил Исляйкин, Владимир Бурмистров, Наталья Белова, а во главе – Раиса Михайловна - оставался неизменным. Примерно до середины 2016 года наши встречи носили регулярный характер – как правило, раз в неделю по четвергам. Сначала встречались у Раисы Михайловны в профкоме, потом перешли в мой кабинет на кафедре физики. До сих пор храним традиции клуба и поддерживаем дружеские отношения.

А как началось Ваше сотрудничество с зарубежными научными центрами?

Наши исследования привлекали интерес за рубежом, о них знали. В частности, в Венгрию нас с другим учеником Константина Соломоновича – В. Г. Соломоником – приглашали на год в качестве личных гостей президента Венгерской академии наук. Был у них такой статус для приглашенных ученых. Нам обещали хорошую зарплату, говорили: «уедете богатыми людьми». Но поскольку я был невыездным, то приглашением воспользоваться не удалось. Хотя к каким-то особым секретам на самом деле не был допущен. В силу определенных обстоятельств я перестал знакомиться с новыми секретными документами, а у старых либо сроки секретности истекли, либо они были рассекречены в рамках начавшихся в стране перемен с начала 1990-х годов.

После того как статус невыездного с меня был снят и я начал заниматься английским языком, решил не оставлять без ответа приглашения на зарубежные научные мероприятия. И когда получил приглашение на симпозиум по электронной дифракции в Шотландии, то решил поехать. К тому времени я уже год занимался с Раисой Михайловной, но мой английский был «жутким». Объясняться как следует не мог, но доклад кое-как подготовил. В Эдинбурге мне моя бывшая аспирантка Наташа Субботина, которая переехала жить в Европу, посоветовала честно сразу сказать аудитории, что я языка не знаю. Передо мной выступали российские ученые с не очень хорошим английским, но мой был явно хуже. Свой доклад начал с того, что сказал: «Извините, я приступил к изучению английского только год назад, специально для того, чтобы приехать на конференцию в Эдинбург, поэтому прошу прощения, если моя лекция будет похожа на немое кино». И аудитории эта шутка очень понравилась, она взорвалась аплодисментами. Известный американский ученый Кеннет Хедберг сказал мне тогда: «О, ты человек с тонким чувством юмора». Поскольку доклад я готовил сам, простыми понятными мне словами, удалось нормально его представить. После доклада многие участники симпозиума подходили ко мне, позитивно высказывались о докладе. Некоторые спрашивали, как мне удалось за год так освоить язык. Ответил, что это благодаря тому, что у меня очень хороший учитель. Сейчас и читаю, и пишу практически без словаря, но грамматические ошибки, к сожалению, бывают, и словарный запас не настолько хорош, чтобы, например, свободно смотреть фильмы на английском языке, не говоря уже про американский диалект.

Там, в Эдинбурге я познакомился с известным ученым из Норвегии – профессором Арне Холандом. Впоследствии между нашими лабораториями установилось тесное научное сотрудничество, нашедшее свое выражение в целом ряде совместных статей, взаимных посещений лабораторий для проведения исследований. Норвежцы, как, впрочем, позже и немцы, высоко оценили уровень подготовки наших молодых сотрудников и аспирантов и не жалели финансирования для поддержки их научной работы. Так только в Норвегию удалось направить 9 молодых ребят, каждый из которых от года до четырех лет с успехом проводил там свои научные исследования под руководством профессоров: А. Холанда, С. Самдала, Т. Хельгакера, Э. Уггеруда. При этом все расходы по их пребыванию несла норвежская сторона. В 2010 г. решением Ученого совета А. Холанд был избран Почетным доктором ИГХТУ (Doctor Honoris Causa).

Поскольку мы много сотрудничали с норвежскими научными центрами и много сделали в плане электронографии, Норвежская академия наук избрала меня своим иностранным членом.

Изображение материала
Президент Норвежской академии наук Оле Дидрик Лэрум (слева) и Г.В. Гиричев. Осло, 2008 г.

Впоследствии география научного сотрудничества расширилась. Удалось установить взаимодействие с целым рядом зарубежных научных центров в Шотландии, Австрии, Аргентине, Бельгии, Исландии. Но в первую очередь с немецкими университетами. Начиная с конца 1990-х, сформировалось тесное научное сотрудничество с группой газовой электронографии Германии, во главе которой был профессор Хайнц Оберхаммер из Университета г. Тюбинген, тоже ставший Почетным доктором ИГХТУ. Продолжалось сотрудничество с Университетом г. Ульм, профессором М. Даккури, докторами Ю. и Н. Фогт. Центр тяжести в научном сотрудничестве был перенесен на Германию. Началось интенсивное взаимодействие наших лабораторий, поддержанное фондами DFG, DAAD, РФФИ, Мец-Штарк, Минобрнауки РФ. Состоялись многочисленные обмены делегациями, индивидуальные поездки.

Изображение материала
Иностранная делегация (Германия, Австрия, Норвегия, Аргентина, Исландия, Дания) в ИГХТУ. 2011 г.

Например, В 2011 г. нашу лабораторию посетила иностранная делегация из 12 ученых, представлявшая шесть стран. Практически вся молодежь кафедры физики прошла стажировку за рубежом и сейчас с успехом применяет полученный опыт и знания, работая в стенах нашего вуза. Сотрудничество с немцами отражено более чем в 50 статьях в ведущих научных журналах.

Не так давно электронографическая лаборатория из Тюбингена переместилась в северную часть Германии, в г. Билефельд. Её возглавил профессор Норберт Митцель, молодой и талантливый ученый-химик, заведующий кафедрой химии Билефельдского университета, который в наше непростое время сохранил и продолжает поддерживать сотрудничество электронографических сообществ России и Германии.

Изображение материала
 Иностранная делегация в ИГХТУ. 2011 г.

У Вас много учеников, кого из них Вы выделили бы?

У меня 20 учеников защитили кандидатские диссертации, у Нины – 10. Причем ее ученики подготовили свои диссертации на том оборудовании, которое мы вместе с ней когда-то перебазировали из МГУ и начинали осваивать – она теоретическую, программную часть, я приборно-методическую часть.

У пяти докторов наук я был научным консультантом. Целенаправленно подбирал темы для их диссертаций, помогал в исследованиях.

Сергей Александрович Шлыков, доктор химических наук, начал заниматься научными исследованиями в моей группе, еще когда был студентом. Впоследствии он много работал в научных центрах Германии, Бельгии, Норвегии. Сейчас заведует кафедрой физической химии ИГХТУ. Великолепный экспериментатор, с отличным чувством юмора. Хорошо владеет английским языком. По части электронографии ему почти нет равных.

Наталья Белова защитила докторскую еще в 2011 году. На ее защите были 12 представителей из шести стран. Им было интересно посмотреть нашу лабораторию, нашу технику. К сожалению, она «утонула» в деканской деятельности и педагогике. Конечно, она сохраняет активность в науке, но в гораздо меньшей степени, чем хотелось бы.

Наталья Субботина, которая впоследствии вышла замуж за немецкого ученого, сейчас мадам Фогт, живет и работает в Ульме. Из родниковской девочки выросла до признанного ученого международного уровня. Она сотрудничала с самыми разными лабораториями мира, занимается структурными исследованиями и базами данных. Кандидатскую диссертацию она защищала в ИХТИ, докторскую – на химическом факультете МГУ. Была избрана профессором Московского государственного университета.

Валерий Викторович Слизнев, у которого я практически формально был научным консультантом по докторской диссертации, – самостоятельный серьезный ученый.

Наталия Твердова – образцовый пример того, как может вырасти человек в Химтехе. Начав после окончания биолого-химического факультета ИвГУ работу на кафедре физики в должности лаборанта, прошла все стадии роста – аспирант, научный сотрудник, преподаватель, с успехом защитила докторскую диссертацию.    

Из более молодых учеников в первую очередь выделю Юрия Жабанова, который в марте 2022 года защитил свою докторскую диссертацию.  Подготовил ее быстрее, чем это обычно бывает. Очень толковый парень, хорошо организованный, стремящийся вперед. Способный организовать коллектив и умеющий работать в коллективе. Сейчас он получил очередной грант РНФ и сформировал под него свой молодежный научный коллектив.

Александр Погонин, доцент кафедры технологии керамики и наноматериалов, тоже мой ученик, целеустремленно работает над докторской диссертацией. Его задерживает то, что много сил отдает административной работе, но это не мешает ему продолжать реализовывать себя и в науке.

Олег Пименов – еще один мой ученик, который, я уверен, в ближайшем будущем станет доктором наук.

Все ребята, с которыми я занимался научными исследованиями, очень способные и нашли применение своим знаниям в жизни.

Вы находите время преподавать при такой загруженности научной работой?

Я занимаюсь не только научной, но и преподавательской работой. Студентам, по их отзывам, мои лекции нравятся, они считают, что говорю достаточно понятным языком. Приятно видеть, как растут ребята. Приятно «зажечь» кого-то интересом к науке, приятно, когда к тебе в группу просятся. У меня такой подход: если взялся за молодого ученика, то отвечаешь за него, пока не «поставишь на ноги». Очень многие из моих аспирантов и докторантов начали заниматься со мной наукой, будучи студентами второго-третьего курсов. И сейчас выросли в серьезных ученых. Это радует.

Беседовал А.А. Федотов
С другими публикациями по теме
можно ознакомиться на странице ]]>ИГХТУ в моей судьбе]]>

Конкурс фонда Синтез «Молодые ученые 2.0»

Прием заявок до 15 ноября

Сайт конкурса: ]]>https://komissarov-foundation.ru/molodye-uchenye/]]>

Условия участия:

  • молодые ученые от 18 до 30 лет включительно;
  • образование в сфере естественных или технических наук;
  • наличие научного исследования/проекта.

Виды поддержки (номинации):

Миниатюра анонса: 

Итоги конференции по химии олигомеров

27.09.2022

В период с 19 по 24 сентября 2022 года в Суздале (Владимирская область) на базе Главного туристического комплекса «Суздаль» прошла XIX Международная конференция по химии и физикохимии олигомеров, посвященная 110-летию со дня рождения А.А. Берлина. Конференция проводилась в рамках Международного года фундаментальных наук в интересах устойчивого развития (International Year of Basic Sciences for Sustainable Development – IYBSSD 2022), десятилетия науки и технологий в Российской Федерации, а также в рамках мероприятий по подготовке к празднованию 300-летия Российской академии наук.

ИГХТУ на этой конференции представлял от коллектива авторов магистрант первого года обучения Птицын Данил. Доклад молодого ученого вызвал неподдельный интерес у большинства участников конференции и получил высокую оценку жюри. По итогам конкурса среди молодых ученых он был удостоен Диплома лауреата. Поздравляем Данила и желаем ему дальнейших научных побед!

Стоит отметить, что на конференции было представлено около 30-ти докладов на темы различной модификации эпоксидных олигомеров или получения композиционных материалов/покрытий на их основе, что говорит об актуальности исследований, проводимых на кафедре химии и технологии высокомолекулярных соединений, и большом научном будущем студентов профиля подготовки «Технология и дизайн защитно-декоративных полимерных покрытий».

Выражаем огромную благодарность ректору Наталье Евгеньевне Гординой за возможность посетить профильную конференцию и обменяться опытом с коллегами.

Научный руководитель, доц. Евгения Павловна Константинова

Изображение материала Изображение материала Изображение материала Изображение материала

О возможностях нового уникального прибора

23.09.2022

22 сентября в конференц-зале прошел семинар «Рентгеновский дифрактометр POWDIX 600: принцип работы, возможности анализа». Этот новый уникальный прибор был приобретен в рамках гранта Министерства науки и высшего образования РФ по конкурсу поддержки и развития Центров коллективного пользования.

На встрече присутствовала ректор Н.Е. Гордина, а также деканы, заведующие кафедрами и руководители научных подразделений, студенты и аспиранты, которые планируют использовать новое оборудование для расширения исследовательской деятельности.

Перед присутствующими выступил руководитель Центра коллективного пользования научным оборудованием ИГХТУ Н.Н.  Смирнов. Об устройстве прибора, его технических особенностях и возможностях, о требованиях пробоподготовки рассказал руководитель лаборатории электронной микроскопии А.А. Ильин.

Презентация о приборе: difraktometr.pptx

Изображение материала Изображение материала Изображение материала

ИГХТУ – это вся моя жизнь

20.09.2022

Изображение материала

Лефедова Ольга Валентиновна

Доктор химических наук,
профессор кафедры физической и коллоидной химии
Ивановского государственного химико-технологического университета,
почетный работник высшего образования  РФ

«ИГХТУ – это вся моя жизнь»

Почему Вы, определяясь с местом получения высшего образования, выбрали для поступления именно ИХТИ?

Я поступала в 1970 году, и поступление тогда отличалось от той практики, которая существует сегодня. Можно было подать подлинные документы только в один вуз, сдать три устных экзамена, написать сочинение по русскому языку. Поэтому выбор института являлся очень ответственным решением. У меня он определился за счет того, что во время моей учебы в 21 школе г. Иваново к нам приходили представители Ивановского Химтеха. Рассказывали о разных специальностях, которые можно было в нем получить. Кроме того, в ИХТИ тогда существовали кружки. Они были организованы на кафедрах органической химии, аналитической химии, физической химии. Почему-то словосочетание «физическая химия» меня привлекло больше. Мы с одноклассниками записались в небольшую группу и посещали кружок, который в то время вел Вадим Павлович Гостикин. Впоследствии он стал научным руководителем и научным консультантом моих диссертаций. В кружке на кафедре физической химии ИХТИ очень привлекло то, что мы были просто школьниками, а с нами занимались доценты и даже профессора. Конечно, мы сначала стеснялись, чувствовали себя неловко, но отношение было очень доверительное и свободное. Поэтому нам легко было с ними общаться. Они рассказывали нам о достаточно тривиальных вещах, но в школе об этом практически не говорили. Показывали интересные химические опыты, мы делали лабораторные работы. Все это пробудило интерес к химии. К моменту окончания школы мне не мыслилось какой-то альтернативы поступлению в Ивановский химико-технологический институт.

В год, когда я поступала, в ИХТИ был конкурс. На выбранную мной специальность «Технология пластических масс» он составлял 3,5 человека на место. Тогда это был всего лишь второй набор на эту специальность. Пластмассы тогда широко входили в наш обиход, на многих предприятиях были цеха по производству пластмассовых изделий. Определенным «камнем преткновения» для поступавших было написание сочинения по русскому языку. Было немало тех, кто получал за сочинение удовлетворительную, а то и неудовлетворительную оценку, что было чревато невозможностью поступить на выбранную специальность, а то и вовсе не пройти по конкурсу. Правда, в то время для них сохранялась возможность поступления на вечерний факультет, который давно уже у нас не функционирует, можно было поступить и на заочное отделение. До сих пор помню темы сочинений, которые предлагались. Одна была связана с творчеством Н. В. Гоголя: нужно было сделать творческий портрет Собакевича, также была условно свободная тема, которая называлась «С чего начинается Родина». Выбрала свободную тему, не знаю, насколько удалось ее раскрыть, но оценка была хорошая.

Что Вам запомнилось из студенческих лет?

Когда я училась в институте, это было время строительства БАМа, целины. Мы все являлись патриотами своей страны, хотелось сделать что-то важное.

Изображение материала
Малая целина - стройотряд «Бригантина» готов к новым вызовам - 1973 г. Командир – Г.Н. Тупицына, комиссар – О.В. Лефедова

Изображение материала
Стройотряд «Бригантина» - «…и штукатуры мы, и плотники…»

Я работала в стройотрядах в разных населенных пунктах Ивановской области. Было удовлетворение от возможности увидеть результат своего труда. Мы штукатурили квартиры в жилых домах в Тейкове, штукатурили и разные хозяйственные постройки.

Сейчас студенческая жизнь другая. Не буду говорить, хуже или лучше. У каждого времени есть свои задачи, свои проблемы, пути их решения, удачи и неудачи.

Не было причин ожидать, что, поступив на специальность «Пластические массы», я впоследствии опять попаду на физическую химию. Но получилось так, что на пятом курсе мы выполняли дипломные работы по химической технологии. Ездили на практику на заводы, по результатам готовили отчеты. Либо можно было заняться научно-исследовательской работой.  И в этот момент на кафедре физической химии возникла необходимость в выпускнике кафедры пластических масс, потому что у них появилась хоздоговорная работа, связанная с получением стабилизатора для полимеров. Моим руководителем стал Вадим Павлович Гостикин, которого я знала еще по занятиям в кружке на кафедре физхимии до поступления в ИХТИ.  Заведующим кафедрой в то время был Капитон Николаевич Белоногов. Он был ректором, но вел и занятия со студентами. В нашей подгруппе он в основном принимал коллоквиумы и отчеты.

В то время закладывались основы школы макрогетероциклических соединений. Вместо выполнения лабораторных работ, которые были предусмотрены учебным планом, Капитон Николаевич решил ввести новую форму преподавания – УИРС (учебно-исследовательская работа студентов). Сейчас в учебных планах она идет под грифом НИРС (научно-исследовательская работа студентов). В рамках УИРС мы занимались научными исследованиями, связанными с разделением фталоционинов. Это была первая ступень к получению макрогетероциклов. Может быть, не все студенты до конца понимали смысл того, что они тогда делали, но это было время, когда закладывались основы школы порфиринщиков, которая и сегодня успешно работает. В ней трудятся такие ученые, как Павел Анатольевич Стужин, Дмитрий Борисович Березин, Михаил Борисович Березин – сыновья Бориса Дмитриевича. Конечно, в успехах научной школы неоценимая заслуга Оскара Иосифовича Койфмана, который и сейчас ее возглавляет.

Изображение материала
Защита дипломной научной работы – 1975 г.

После окончания института Вы сразу решили остаться в нем работать?

После защиты дипломной работы я осталась на кафедре физической химии. В то время Геннадий Алексеевич Крестов организовывал академический Институт химии неводных растворов. Нужны были молодые кадры, чтобы заниматься различными научными направлениями. Некоторым выпускникам предлагали остаться в качестве научных сотрудников с перспективой работы в Институте химии неводных растворов. Из нашей группы выбрали пять человек, в том числе и меня. Но получилось так, что в какой-то момент мне сказали: «Вы пока поработайте на кафедре физической химии, а потом будем решать дальше». Наверное, это оказалось к лучшему. Мне очень понравилось работать на кафедре. Мы получали очень большую школу воспитания, отношения к науке от Константина Соломоновича Краснова, Капитона Николаевича Белоногова, которые передавали нам свой опыт. Это были люди высочайшего уровня интеллигентности. В отношении друг к другу вели себя очень уважительно, нам это всегда импонировало. И после окончания вуза в 1975 году я так и продолжаю здесь работать.

Изображение материала
Научная группа «Термодинамики адсорбции водорода и кинетики гетерогенно-каталитических реакций нитросоединений» – 1982 г.
Слева направо, верхний ряд: доц. И. Н. Базанова, ст. преп. М.В. Улитин,
н.с. О. В. Лефедова, м.н.с. М.П. Немцева,
нижний ряд: доц. Л.Г. Нищенкова, доц. В.П. Гостикин, доц. Л.К. Филиппенко

А как Вы защищали диссертации?

В аспирантуру я не поступала. Тогда в среднем было такое мнение, что защита кандидатской диссертации менее, чем через 10 лет после окончания вуза – это слишком поспешно. Надо наработать много экспериментального материала, углубиться в научную тематику. Как и сейчас, можно было представить к защите диссертацию, будучи соискателем. Я с этим не спешила, но продолжала работать над темой получения фотостабилизатора для полимеров, материал накапливался. Были получены авторские свидетельства. И в 1984 году Вадим Павлович Гостикин сказал, что у меня уже наработано достаточно материала для того, чтобы защитить кандидатскую диссертацию. Я оформилась соискателем, сдала кандидатские экзамены. Спецпредмет, кстати, на мое удивление, нужно было сдать по органическому синтезу красителей и полупродуктов, защита шла по специальности «Технология тонкого органического синтеза». И в 1985 году состоялась защита моей диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук.

Изображение материала
Группа гетерогенного катализа за обсуждением научных результатов.  1985 г.

Изображение материала
Защита докторской диссертации. 2002 г.

Докторская диссертация была защищена через 17 лет, в 2002 году. Тематика ее расширилась, она касалась не только получения фотостабилизаторов, но и восстановления нитросоединений, потому что исходные красители, из которых получаются фотостабилизаторы, содержат нитро- и азогруппы.  Изучались особенности кинетики гидрогенизации нитро- и азосоединений, влияние растворителей, различных условий, проводилась математическая обработка.  Обе защиты проходили в ИХТИ.

Расскажите о Вашей работе в Ивановском отделении высшего химического колледжа РАН.

Открытия Ивановского отделения высшего химического колледжа РАН в 1992 году добился Геннадий Алексеевич Крестов. Первый набор в ВХК – это были химики-исследователи. А через год эти ребята начали обучаться по двухступенчатой системе обучения – бакалавриат и магистратура, практически на десять лет раньше, чем это вошло в практику ивановских вузов. Это ребята, которые четко ориентированы на науку. Работать с ними очень интересно. Что касается магистрантов, то лекции часто превращались в научную дискуссию. Они очень много знают, следят за новой информацией.  Если приводишь им какой-то пример, то магистранты могут еще 5-10 других примеров привести. И начинается обсуждение, которое интересно и студентам, и преподавателю. Некоторые из них уже в магистратуре нарабатывали 80 процентов исходного материала для своей кандидатской диссертации. Недавно под научным руководством Павла Анатольевича Стужина и Дмитрия Борисовича Березина два выпускника ВХК – Иван Скворцов и Анастасия Лихонина – защитили кандидатские. Работы очень глубокие, видно, что они и преподаватели, а может, и руководители научных направлений будут успешные. Они легко ориентируются в теме, отвечая на вопросы, не теряются, не боятся отстаивать свою позицию.

Юрий Сергеевич Марфин, который сейчас работает проректором по научной работе ИГХТУ, тоже учился в Высшем химическом колледже по этой системе. Его победа в конкурсе «Лидеры России» - очередное подтверждение готовности работать на столь высоком уровне. У нас есть и другие молодые преподаватели, окончившие ВХК. Они хорошо адаптированы к ведению занятий, у них хороший контакт со студентами, все достаточно легко получается.  Сейчас молодежи предоставляется больше возможности проявить себя, реализовать свои таланты – это очень положительное явление. Радует, что есть кому перенять научную эстафету, развивать науку.

Деканом ВХК долгое время был Юрий Васильевич Чистяков, который стоял у его истоков. Он был весь в студентах, документационном обеспечении учебного процесса, было ощущение, что он работает день и ночь. В то время была большая степень академической свободы, когда можно было предлагать учебные курсы по выбору. У него все получалось, но в 2007 году его подвело здоровье – случился инсульт. И Оскар Иосифович Койфман вызвал меня и сообщил о решении назначить деканом ВХК. Несмотря на обилие бумаг, эта работа была мне интересна, так как была связана со студентами, решением их проблем, умением заинтересовать их учебой и наукой. Это время вспоминаю с очень большой ностальгией.

Изображение материала
Игра для школьников «Твой выбор» - 2008 г. Игра идет полным ходом – но последнее слово за жюри!
Слева направо: Е.В. Румянцев, О.В. Лефедова,  М.В. Шепелев

Но в 2012 году скоропостижно скончался мой супруг Михаил Валерьевич Улитин, и я должна была завершить то, что он не успел. Поэтому предложила ректору назначить деканом ВХК Евгения Владимировича Румянцева, который когда-то у меня учился и который на тот момент уже был готов к этой работе. Его потенциал и перспективы роста были уже заметны. Оскар Иосифович меня в этом поддержал. Сейчас Евгений Владимирович – ректор Ивановского государственного политехнического университета. 

Вы ведь долгие годы работали в Химтехе вместе с супругом…

Когда мы с одноклассницей пошли подавать документы в ИХТИ, то из вступительных экзаменов почему-то больше всего боялись математики. Другие экзамены – физика, химия, сочинение – беспокоили меньше. Решили зайти в аудиторный корпус, где проходил экзамен по математике, чтобы хотя бы посмотреть со стороны, что там происходит. На втором этаже возле аудитории, где проходил экзамен, мы увидели молодого человека. Ему выходящие из аудитории абитуриенты выносили какие-то записки. Он их брал, быстро что-то писал, и потом передавал с тем, кто вновь входил в аудиторию. Мы поняли, что молодой человек помогает сдающим экзамен абитуриентам. Я еще посетовала подруге, что когда мы будем сдавать математику, то нам никто не подскажет. Мы ушли, но его лицо почему-то мне очень запомнилось, время от времени всплывало в памяти.

Прошло пять лет. Как уже говорила, для подготовки дипломной работы меня направили с кафедры пластмасс на кафедру физической химии. Мне сказали подойти к доценту Анатолию Дмитриевичу Бабнееву, но застать его не получалось. Посоветовали вместо него обратиться к Михаилу Валерьевичу Улитину. Но и его сразу застать не удалось: то он преподавал в текстильном институте, то в медакадемии… Но однажды я его застала и вдруг узнала того, кого увидела в день подачи документов передающим записки в аудиторию. У меня невольно вырвалось: «А я Вас знаю». – «Откуда?» - удивился он. Рассказала, и у нас как-то сразу очень простым и естественным стало общение. У него была феноменальная память. Михаил Валерьевич не сидел днями и ночами в библиотеках, но очень много знал. Часто ездил на конференции, все важное из общения на них с другими учеными оставалось в его памяти. Он знал не только то, что непосредственно относилось к сфере его научных интересов, но и многие отвлеченные вещи. Например, его можно было спросить про какой-то футбольный матч, прошедший много лет назад, и получить ответ, кто выиграл, сколько голов было забито. Помнил множество исторических дат.

По сути, он руководил подготовкой моей дипломной работы. Он всего на год старше меня, но был уже младшим научным сотрудником и преподавал. А в текстильном и в мединституте работал ассистентом. Все началось с моей дипломной работы, а потом мы поженились и 34 счастливых года прожили вместе. И все эти годы работали вместе с ним на кафедре физхимии.

Михаил Валерьевич был легким на подъем, очень коммуникабельным. Много ездил по предприятиям, перед ним открывались все двери. Когда в 1990-е годы отраслевые НИИ стали закрываться, у нас не стало хоздоговоров. Зарплаты были маленькими, и даже их задерживали, а у нас уже двое детей. Надо как-то выживать. Как-то Вадим Павлович Гостикин пришел и говорит: «Что делать?» А Михаил Валерьевич ответил: «Все просто. Надо ехать в министерство, узнавать, где могут быть востребованы наши способности подготовить научные разработки». И он поехал в Москву в Минэкономики. У него не было там ни одного знакомого, не было сопроводительного письма, даже пропуска не было, а там и тогда была достаточно строгая пропускная система. Попал он на прием к Василию Ивановичу Алексееву, который отвечал за химическую промышленность. Оказалось, что Василий Иванович раньше работал директором химкомбината в Заволжске Ивановской области. Он очень многих знал о нашем регионе, и у них с Михаилом Валерьевичем установились очень добрые отношения с первой же их встречи. В.И. Алексеев много подсказывал, с кем мы могли бы сотрудничать. Первое место, куда он порекомендовал поехать, – химкомбинат в городе Армянске, который находится в Крыму. С ним действительно установилось сотрудничество, несколько раз и я туда ездила вместе с мужем по хоздоговорным вопросам. Помню, как по громкой внутренней связи объявили: «Сегодня и завтра у нас на заводе Михаил Валерьевич Улитин. У кого есть вопросы – приходите, консультируйтесь». И очень многие подходили, получали советы, использовали их в работе.

У мужа были очень хорошие связи с Институтом физической химии РАН. Он был в нем сопредседателем научного семинара по адсорбции. Уже десять лет, как нет Михаила Валерьевича, а этот семинар сохранился, продолжает работу. Когда он его проводил, то местом проведения мы обычно выбирали г. Плес. Участники прибывали из самых разных регионов: Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярска, Омска, Томска, Саратова и др. По итогам выпускались сборники материалов.

В 1994 году Михаил Валерьевич защитил докторскую диссертацию и с 1996 года стал заведующим нашей кафедрой, заведовал ей до завершения своего жизненного пути в 2012 году. Он очень дорожил сотрудниками кафедры. Для него было крайне сложно расстаться с кем-то из преподавателей. Когда все равно приходилось кому-то из них сказать о том, что предстоит сокращение, ему это очень тяжело морально давалось каждый раз.

Наши темы научных интересов несколько отличались: у меня каталитическое восстановление, а у него адсорбция. Поэтому у нас достаточно немного научных статей выходили в соавторстве.

Изображение материала
«Плес – 2012».  Слева направо: М.В. Улитин, О.В. Лефедова, проф. В.Ю. Конюхов (г. Москва)

После Михаила Валерьевича Вы заведовали кафедрой?

Да, но недолго. Нужно было завершить то, что он не успел. Было шесть или семь аспирантов, их требовалось распределить по научным руководителям так, чтобы они смогли выйти на защиту. Мы писали монографию, ее надо было завершить. Я исполняла обязанности зав. кафедрой один год. За это время получилось решить все вещи, из-за которых я попросила Оскар Иосифовича Койфмана назначить меня заведовать кафедрой. Но эта работа была мне не очень близка.

К моменту истечения годичного срока, на который я была назначена, сменился ректор. Вместо Оскара Иосифовича стал Валентин Аркадьевич Шарнин. С ним тоже были хорошие отношения, которые и сейчас сохраняются, с Михаилом Валерьевичем они, можно сказать, дружили. В.А. Шарнин советовался со мной, кто мог бы стать следующим заведующим нашей кафедрой. Остановились на кандидатуре Сергея Александровича Шлыкова, который сейчас заведует кафедрой физической и коллоидной химии. Он очень сильный научный работник, крупный специалист, отличный экспериментатор в своей отрасли.

Среди Ваших учеников, защитивших кандидатские диссертации, несколько иностранцев…

Да. Первый аспирант у меня был иорданец Атиф Альзидин Сальман. У него была хорошая память, живой ум, по-русски говорил свободно, но с диссертацией ему пришлось достаточно серьезно помогать. Он соблюдал традиции ислама. Помню, что если время, когда он должен был совершить определенные ритуальные действия, выпадало на его нахождение на кафедре, то он, не смущаясь, их выполнял. На защите диссертации, которая состоялась в 1999 году, держался очень уверенно. 

Потом были вьетнамцы. В ВХК училась целая группа из шести человек, потом все они поступили в аспирантуру на разные кафедры. Одна из них -  Нгуен Тхи Тху Ха – была направлена ко мне. Очень талантливая девочка, было ощущение, что остальных пятерых вьетнамцев она «тянула» за собой, помогала им в каких-то предметах, которые сложнее им давались. Прекрасно знала английский язык, математику. Уже прошло десять лет после ее защиты. Сейчас работает в университете, преподает, продолжает заниматься наукой.

И еще один вьетнамец – Хоанг Ань – защитился под моим научным руководством около двух лет назад. Он получил высшее химическое образование в филиале Московского химико-технологического института им. Д.И. Менделеева в Новомосковске. По окончании обучения в аспирантуру он уже приехал к нам. Декан факультета иностранных студентов направил его ко мне. Ань был очень исполнительным, трудолюбивым аспирантом, проблем с ним не было. После защиты вернулся во Вьетнам, сейчас работает в каком-то военном ведомстве. Всего под моим руководством было защищено 8 работ на соискание ученой степени кандидата наук.

Изображение материала
Почти все дипломы «красные», и даже не один!
Второй диплом переводчика английского языка.
Группа вьетнамцев ВХК после защиты – 2010 г.
Будущая аспирантка кафедры физической химии Нгуен Тхи Тху Ха (вторая справа)

Изображение материала
С академиком О.И. Койфманом

Кто из преподавателей и сотрудников Химтеха, на Ваш взгляд, может быть назван знаковым?

Очень многое мне дал Оскар Иосифович Койфман. После того, как я защитила докторскую диссертацию, он предложил мне стать ученым секретарем Ивановского отделения Академии инженерных наук, которая носит звание Нобелевского лауреата Алексея Михайловича Прохорова. Раз в два месяца нужно было ездить в Москву на заседания академии, готовить какие-то отчеты, решать вопросы, связанные с избранием действительных членов и членов-корреспондентов. И иногда мы вместе с Оскаром Иосифовичем ехали в машине до Москвы. Иногда получалось так, что я видела, как он общается в Минобрнауки, в академических институтах РАН. В ходе этих поездок многому от него научилась. Поняла, что в каких-то вопросах стоит согласиться, в каких-то промолчать. Помню одну ситуацию, когда решался вопрос по участию университета в каких-то важных программах, но нужно было сделать какую-то разработку. И Оскар Иосифович сказал, что мы это сделаем. На обратном пути в Иваново спросила у него, а как планируется это сделать. А он ответил, что пока не знает. Уникальный человек, который не боится брать на себя ответственность, умеет решать самые сложные вопросы, в том числе благодаря коллективу единомышленников, который сплотил вокруг себя.

Изображение материала
Работа в диссертационном совете при ИГХТУ

Многому научилась у Капитона Николаевича Белоногова, когда была еще студенткой, а он вел у нас занятия по физической химии. Он был кандидатом наук, но при этом имел ваковское ученое звание профессора. Мы несколько скованно чувствовали себя на его занятиях: мы третьекурсники, а он ректор и заведующий кафедрой. Но Капитон Николаевич был коммуникабельным и простым человеком, поэтому мы не боялись с ним общаться, обсуждать научные проблемы, позволяли себе с ним спорить по результатам научных исследований. В то время на кафедре работал и Константин Соломонович Краснов. Это был образец интеллигента; глядя на него, приходило понимание, как нужно себя вести. У него были очень доверительные отношения с К.Н. Белоноговым. Было очень приятно смотреть, как они друг с другом разговаривали. Запомнилось, как случайно услышала, как Константин Соломонович спросил ректора: «Капитон Николаевич, а как Вы объясняете студентам теорию активированного комплекса?» А это действительно непростая тема, в которой и сейчас много нерешенных вопросов. Но в тот момент для меня это был шок: как это, профессора, и не знают, как студентам что-то объяснить? Они же «все на свете» должны знать. А у них были оправданные сомнения, как лучше раскрыть сложную тему, чтобы студентам было понятно. Капитон Николаевич был ректором, но когда приходило новое оборудование, то себе на кафедру он брал его в последнюю очередь.

Борис Дмитриевич Березин – очень интересный человек. Много общались с ним, когда я была деканом Высшего химического колледжа в 2007-2012 гг., а он был членом ученого совета ВХК. Обсуждали с ним и организацию учебного процесса, и научную работу. Он для меня всегда был величиной, но общение всегда оставалось простым и доверительным. 

Остался в памяти и бывший в то время заведующим кафедрой аналитической химии Владимир Александрович Васильев. Мы учились по его учебным пособиям. Иногда он приходил к нам на занятия и беседовал со студентами, хотел узнать, какие у нас есть проблемы в освоении материала.

В дополнение к тому, о ком говорилось выше, можно было бы назвать еще с десяток фамилий уважаемых мной преподавателей, которые оставили тот или иной след в моем становлении как преподавателя, научного работника, человека, имеющего определенную жизненную позицию: проф. А.И. Максимов, проф. В.А. Кобенин, проф. В.В. Буданов, проф. А.Г. Захаров, проф. В.И. Светцов, доц. Л.А. Кочергина.

Не случайно определенным итогом успеха моей педагогической деятельности стала победа в конкурсе преподавателей вузов Российской Федерации «Золотые имена Высшей школы» в номинации «Золотые слова» в 2020 г.

Что для Вас значит ИГХТУ?

Я поступила в Химтех сразу после школы. Здесь училась, защищала диссертации. Здесь работала, здесь познакомилась со своим супругом, на протяжении всей нашей педагогической и научной деятельности мы с ним работали в одном кабинете. Наши дочери окончили ИГХТУ. Старшая – ВХК, а младшая – экономический факультет, сейчас в университете учится уже внук. ИГХТУ – это вся моя жизнь.

Беседовал А.А. Федотов
С другими публикациями по теме
можно ознакомиться на странице ]]>ИГХТУ в моей судьбе]]>

Поздравляем с успешной защитой диссертации

20.09.2022

19 сентября в диссертационном совете 24.2.302.03 состоялись публичные защиты диссертаций на соискание ученой степени кандидата химических наук аспиранта кафедры неорганической химии ИГХТУ Ботнарь Анны Александровны и младшего научного сотрудника кафедры физики ИГХТУ Бубновой Ксении Евгеньевны.

Изображение материала Диссертация Ботнарь А.А. «Синтез и физико-химические свойства комплексов магния, цинка и некоторых f-металлов с арилоксизамещенными фталоцианиновыми лигандами» выполнена под руководством заведующего кафедрой неорганической химии д.х.н., доцента Вашурина А.С. и представлена к защите по специальностям 1.4.1. Неорганическая химия и 1.4.4. Физическая химия.

Работа посвящена получению и исследованию свойств новых комплексов магния, цинка и некоторых f-металлов с арилоксизамещенными фталоцианиновыми лигандами, а также установлению связи между их строением и спектрально-флуоресцентными свойствами, что имеет значение для неорганической и физической химии тетрапиррольных макрогетероциклических соединений.

Полученные в работе данные могут быть использованы при направленном синтезе металлофталоцианинов с заданными спектральными и люминесцентными характеристиками, для анализа специфичности спектральной картины металлофталоцианинов в растворах и твердых слоях при создании сенсорных материалов. Предложенный в работе метод разделения смеси сэндвичевого комплекса с трехвалентным лантанидом и фталоцианинового лиганда позволит селективно выделять металлокомплексы и проводить их глубокую очистку, что важно при использовании их в качестве высокочувствительных сенсоров.

Отдельные этапы работы выполнены при поддержке Совета по грантам при Президенте Российской Федерации (проект МК-2776.2015.3, МК-161.2017.3) и Российского научного фонда (проект 17-73-20017).

Основные результаты работы изложены в 22 публикациях, включая 10 статей в журналах из Перечня рецензируемых научных изданий.

Изображение материала Диссертация Бубновой К.Е. «Строение и молекулярная динамика Н-комплексов в системах, на основе замещенных бензойной и коричной кислот» выполнена под руководством заведующего кафедрой физики д.х.н., профессора Гиричева Г.В. и представлена к защите по специальности 1.4.4. Физическая химия.

Работа посвящена решению задачи установления природы процессов самосборки в двухкомпонентных системах, способных к образованию межмолекулярных водородных связей, а также выяснению возможности сохранения последних в газообразном состоянии, что имеет существенное значение для развития физической химии мезоморфных систем.

Проведенные исследования носят фундаментальный характер, но имеют также и практическую значимость, поскольку их результаты позволяют дополнить раздел структурной химии потенциальных мезогенов на основе алкил- и алкилоксизамещенных бензойной и коричной кислот конкретными сведениями о строении и энергетике структурных единиц, способах их возможной ассоциации, что является важным для понимания ассоциативных процессов, протекающих с участием данных соединений, и поиску объяснений их термического поведения.

Работа проводилась при финансовой поддержке гранта Российского Фонда Фундаментальных исследований (грант «Аспиранты» 19-33-90046), Российского Научного Фонда (грант № 20-13-00359), а также в рамках госзадания Минобрнауки РФ (проекты FZZM-2020-0006 и FZZW-2020-0007). По теме диссертации опубликовано 43 печатные работы, из них 8 статей в журналах из Перечня рецензируемых научных изданий, 1 глава в монографии.

Диссертации Ботнарь А.А. и Бубновой К.Е. получили высокую оценку и поддержку членов диссертационного совета, единогласно проголосовавших за присуждение соискателям ученой степени кандидата химических наук.

Поздравляем Анну Александровну и Ксению Евгеньевну с успешной защитой диссертации и желаем новых побед и достижений в научной и педагогической деятельности!

                                             Е.В. Егорова, ученый секретарь совета 24.2.302.03

Распределение студентов на выпускную квалификационную работу и НИР

19.09.2022

Студент

Руководитель

1

Бородин А.

Ситанов Д.В.

2

Верещак А.

Шутов Д.А.

3

Гогулев И.

Мурин Д.Б.

4

Дорохин Е.

Иванов А.Н.

5

Зайцева П.

Смирнов С.А.

6

Каверин А.

Ситанов Д.В.

7

Казначеева Е.

Ефремов А.М.

8

Козлов Н.

Мурин Д.Б.

9

Лукьянов В.

Шутов Д.А.

10

Милегина А.

Холодков И.В.

11

Муханов М.

Шутов Д.А.

12

Павлюк С.

Холодков И.В.

13

Сандимиров К.

Шутов Д.А.

14

Селезнев А.

Мурин Д.Б.

15

Тихомиров Р.

Мурин Д.Б.

16

Чесноков И.

Мурин Д.Б.

17

Шустрова В.

Ефремов А.М.

18

Валиев А.

Шикова Т.Г.

19

Воронов А.

Иванов А.Н.

20

Каныгина А.

Шикова Т.Г.

21

Кудрявцева Н.

Шикова Т.Г.

22

Молоскин А.

Шикова Т.Г.

23

Морозова Ю.

Шикова Т.Г.

24

Озеркова А.

Шикова Т.Г.

25

Почкин М.

Мурин Д.Б.

26

Сметанин А.

Иванов А.Н.

27

Спиридонова Н.

Дунаев А.М.

28

Хрипунов Н.

Иванов А.Н.

29

Хрипунова Е.

Мурин Д.Б.

30

Шабанова А.

Иванов А.Н.

 

Семинар «Рентгеновский дифрактометр POWDIX 600: принцип работы, возможности анализа»

Приглашаем вас принять участие в семинаре

«Рентгеновский дифрактометр POWDIX 600: принцип работы, возможности анализа».

На семинаре вы узнаете об устройстве прибора, его технических особенностях и возможностях, о требованиях пробоподготовки.

Докладчик: Ильин Александр Александрович, д.т.н., профессор кафедры технологии неорганических веществ ИГХТУ

Миниатюра анонса: 

Сама судьба предопределила мое поступление в Ивановский химико-технологический институт

16.09.2022

Изображение материала

Майзлиш Владимир Ефимович

 Доктор химических наук,
почетный работник высшего профессионального образования РФ,
профессор кафедры технологии тонкого органического синтеза
Ивановского государственного химико-технологического университета

«Сама судьба предопределила мое поступление в Ивановский химико-технологический институт»

Вы говорили, что с ИХТИ были связаны еще до того, как стали студентом…

Я родился в г. Вязники Владимирской области, окончил там первый класс в школе. Мой папа – профессиональный военный, в то время служил в Вязниковском батальоне химзащиты. В 1956 году его перевели в Ивановский химико-технологический институт на военную кафедру, а на следующий год мы с мамой переехали в Иваново. Я учился в 21 школе, после окончания занятий бежал к отцу на военную кафедру делать уроки.

В то время на военной кафедре ИХТИ служили в основном фронтовики. Кафедру возглавлял полковник П. Г. Федосов, потом его сменил полковник Федор Николаевич Девнин. Коллектив кафедры был очень дружный. И П. Г. Федосов, и Ф. Н. Девнин периодически собирали преподавателей-офицеров вместе с семьями.  В 1960 году кафедру в ИХТИ расформировали. Папу направили служить в Москву на военную кафедру в МХТИ им. Д.И. Менделеева. Вместе с ним туда были переведены и некоторые другие офицеры, преподававшие в Иванове. Но в 1962 году военная кафедра в Ивановском химико-технологическом институте была вновь образована. Ректором тогда был Капитон Николаевич Белоногов. Он настоятельно просил, чтобы Е. Я. Майзлиша прислали вновь на кафедру ИХТИ. И с 1962 до начала 1990-х папа служил на военной кафедре. Папа закончил службу полковником. После демобилизации отец стал преподавать гражданскую оборону. И мне каждый раз приятно, когда выпускники тех лет, собираясь, вспоминали папу. Мне писали выпускники 60-х: «Имеете ли Вы отношение к майору Е.Я. Майзлишу?» И всегда с гордостью отвечал: «Да, я его сын». Отец был прекрасным и по своим человеческим качествам, и как преподаватель. Активно участвовал в общественной жизни института. Был секретарем партбюро органического факультета, участвовал в самодеятельности.

К сожалению, сейчас военной кафедры в ИГХТУ нет, а между тем это самый дешевый способ подготовки офицеров запаса. Немало выпускников нашего института, будучи офицерами запаса, принимали участие в ликвидации Чернобыльской катастрофы, а некоторые стали кадровыми военными в войсках химзащиты.

Папа очень хорошо читал стихи, мне это передалось. Поэтому с детства участвовал в конкурсах самодеятельности. Несколько лет вел передачу «Пионерский сигнал» на областном радио. Помню, как на одном из городских конкурсов мне подсказывал Лев Викторович Раскатов (впоследствии народный артист СССР). Когда перешел в 9 класс, то в 21 школе был организован класс химиков-лаборантов, я в нем учился. Классным руководителем у нас была учитель химии Елена Александровна Абрамова. Мы все звали ее «баба Лена». Кроме этого специализированного класса я посещал школу юных химиков в Ивановском Химтехе. В 1964 году в Иванове по инициативе секретарей комитетов комсомола ивановских вузов (в ИХТИ – Е.А. Чижова), поддержанной обкомом ВЛКСМ, организовали единственный в СССР так называемый «университет старшеклассников». Я вошел в оргкомитет, а затем, поступив в ИХТИ, стал деканом химфакультета университета старшеклассников, сменив на этом посту Веру Катровцеву. Об университете писали в журнале «Советский Союз», причем в публикации говорилось и обо мне. Это проект объединил школы юного химика, медика, историка и другие, существовавшие в городе. Значение этого университета старшеклассников было в том, что он объединял старших школьников с разными увлечениями общими мероприятиями – лекциями, диспутами, походами. Кстати, деканом медфакультета была Надежда Усольцева, в настоящее время Надежда Васильевна - доктор химических наук, профессор, с которой уже много лет нас связывают научные и очень хорошие дружеские связи. 

Так что я еще со школы постоянно бывал в ИХТИ, очень многих знал. Застал наших корифеев. Слушал великолепные лекции, которые читал школьникам профессор Константин Борисович Яцимирский, впоследствии академик АН УССР.

Так что сама судьба предопределила мое поступление в Ивановский химико-технологический институт. Я выбрал кафедру технологии неорганических веществ.

Чем Вам запомнились студенческие годы?

Помню лекции отца на военной кафедре. Меня удивляло, как он всех студентов запоминает, как может иногда отвлечься, рассказать какой-то анекдотический случай, иллюстрирующий то, о чем он говорит, позволяющий лучше понять материал.

Изображение материала
Вступительный экзамен по химии

Изображение материала
Газета «Химик». 1966 г.

Изображение материала
Принятие присяги на военных сборах (Березовая роща, Вязники)

Уже со второго курса начал заниматься научной работой у Юрия Георгиевича Широкова и Ивана Петровича Кириллова. Работа нравилась. Занимался по индивидуальному учебному плану. Часть предметов из него была исключена, при этом некоторые предметы были включены сверх стандартного плана. Если мне не изменяет память, я был вторым студентом ИХТИ, кто занимался по индивидуальному учебному плану после Оскара Иосифовича Койфмана.

У нас были прекраснейшие преподаватели. Физику нам читал Иван Николаевич Годнев – уникальный ученый.  Помню, когда отмечался его юбилей, то приехали поздравлять и москвичи. Меня тогда удивило, когда они рассказали про то, что у них стояла трудная задача. И специалисты в этой сфере сказали им: «Поезжайте в Иваново к Ивану Николаевичу Годневу. Если он не решит, то вам никто не поможет». Хотя в СССР и было разделение на «столичные» и «периферийные» вузы, которое сейчас в силу развития информационных технологий и транспортной логистики начинает уходить, но наши преподаватели и тогда были известны в стране. Ссылки на труды заведующего кафедрой органической химии Александра Александровича Спрыскова встречались в зарубежных источниках при отсутствии той академической мобильности, которая есть сегодня. Лишь авторитет в научном мире Геннадия Алексеевича Крестова позволил организовать Лабораторию химии неводных растворов АН СССР, которая впоследствии превратилась в крупный научный центр, известный как у нас в стране, так и за рубежом - Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт химии растворов им. Г.А. Крестова Российской академии наук».

Изображение материала
Закончилась студенческая жизнь

Когда я учился, были Ленинские стипендии – 4 на институт. И если кто-то на факультете ее получил, то, как бы ты ни учился – все равно ее не получишь. Я получил ее на пятом курсе, когда выпустилась студентка нашего факультета, которая была ленинской стипендиаткой.

Оценки, впрочем, не всегда отражают потенциал студента. Иногда студент, который учится средне, лучше раскрывает свои таланты в научной работе. Мой однокурсник, который, к сожалению, недавно умер – Олег Александрович Голубчиков – вместе с Владимиром Геннадьевичем Андриановым они были первыми учениками Оскара Иосифовича Койфмана. Они не были отличниками, но стали докторами наук. А Олег Александрович и заслуженным деятелем науки и техники РФ, лауреатом Государственной премии РФ.

Изображение материала
Началась работа на кафедре ХТОК и ПП (ТТОС) 1971 г.

Вам была интересна не только учеба?

В настоящее время у нас очень сильный студклуб. Во времена моей учебы в школе и институте были популярны студенческие команды КВН.  Оскар Иосифович Койфман был капитаном команды Химтеха, а Рудольф Ростиславович Шиляев - капитаном команды мединститута, впоследствии оба были ректорами вузов. До сих пор помню какую-то сценку, когда высокий студент, кажется, из Прибалтики выносит на плечах на сцену Оскара Иосифовича. А капитан команды в майке, семейных трусах и валенках. Один валенок как бы невзначай спадает и сквозь рваный носок вылезает палец на ноге. А рядом с ними шла красивая студентка. О чем была сценка – из памяти стерлось, но сама картинка осталась.

А какая была художественная самодеятельность в вузах, до сих пор помню студента, кажется, текстильного института, Вадима Федосеева (Вадим Николаевич стал доктором наук, профессором), который великолепно читал басни. Но, безусловно, в нашем институте были номера, на мой взгляд, профессионального уровня. Смотры художественной самодеятельности даже факультетов проходили при аншлаге и нередко, когда они устраивались даже в зале старой музкомедии.

Помню постановку, кажется, органического факультета, с отсылками к Шекспиру, в которой Отелло (органический факультет) обвиняет Дездемону (неорганический факультет), которую играл студент Сморода, что она отдала Яго (силикатный факультет), его играл, кажется, Е.М. Александров, сценарий концерта органического факультета. И вокруг этого развернулась целая история.

А как читали стихи Галина Дмитриевна Кротова, Евгений Михайлович Александров – бесподобно! Великолепно пел Вадим Васильевич Буданов. Пели частушки Галина Федоровна Титова, Роза Андреевна Петрова, Антонина Александровна Моздакова, Ростислав Павлович Смирнов отбивал чечетку, играл на баяне. А разве можно забыть трио – Александр Ким, Владимир Игитханов и Татьяна Шлегель! Позднее Саша Ким организовал ВИА «Серенада», который гремел в нашем городе. А знаменитое в нашей стране трио «Меридиан» также родилось в ИХТИ! На мероприятия студенческой самодеятельности я приходил еще школьником, когда они проходили в первой аудитории главного корпуса. Сейчас, конечно, для нее есть великолепный зал в «банке». Очень серьезно был развит спорт. Было немало студентов, занимавшихся спортом на уровне мастеров спорта и кандидатов в мастера спорта.

У нас училась волейбольная команда чемпионов, многие из которых потом стали кандидатами и докторами наук – Георгий Васильевич Гиричев, Александр Иванович Лыткин, Валентин Георгиевич Баделин, Лев Семенович Кудин. Конечно, мы ходили на все матчи, смотрели, аплодировали. Про Г. В. Гиричева и Л. С. Кудина добавлю, что им повезло с научным руководителем: Константин Соломонович Краснов умел увидеть талант ученого в человеке и помочь ему раскрыться.

Изображение материала
Научная конференция. Рядом с В.А. Шарниным

В институте был развит и настольный теннис, я помню поединки мастеров маленькой ракетки, в которых принимали участие братья Александр и Оскар Койфманы, Гена Субботин и многие другие. В главном корпусе стоял теннисный стол, и нередко, пропуская лекции, там сражались студенты.

А если вспомнить Валентина Аркадьевича Шарнина, то меня всегда восхищало в нем, что он не только ученый, спортсмен, но и человек, который много может сделать своими руками.

Кстати, в этом он похож на Оскара Иосифовича Койфмана, о научной работе которого известно как в нашей стране, так и за рубежом, в юности он серьезно занимался настольным теннисом и достиг немалых успехов, но и многое может сделать сам. Немногие помнят, что в ремонте лаборатории, в которой сейчас работает профессор А.С. Семейкин, Оскар Иосифович принимал самое активное участие.

Изображение материала
Защита кандидатской диссертации, 1978 г.

Вы сразу решили остаться и работать в ИХТИ?

Когда я окончил институт, то на кафедре технологии неорганических веществ не было мест. И Юрий Георгиевич мне сказал: «Поработай годик где-нибудь, а потом вернешься на кафедру». Я пришел на кафедру, которая в то время называлась кафедрой химической технологии органических красителей и промежуточных продуктов, к Михаилу Ивановичу Альянову. Он мне предложил прийти работать по хоздоговору. Пришел, как думал, на «годик», но вот уже 51 год на этой кафедре. Сначала было достаточно трудно. Поработал на хоздоговоре, потом поступил в аспирантуру к Василию Федоровичу Бородкину. В 1978 году я защитил кандидатскую диссертацию.

Изображение материала
Обсуждение результатов с научным руководителем –  профессором В.Ф. Бородкиным

Кафедра была очень сильная. На ней работали как умудренные опытом, так и относительно молодые преподаватели. Заведующий кафедрой профессор Василий Федорович Бородкин – это человек, который сделал себя сам. О нем можно очень много говорить, именно он определил мое научное направление. Михаил Иванович Альянов – участник Великой Отечественной войны. Танкист, был тяжело ранен. Окончил школу рабочей молодежи, потом институт, получил предложение остаться преподавать. Начал с ассистента, когда я пришел на кафедру, был доцентом. Потом он защитил докторскую диссертацию. Очень яркий человек со сложной судьбой.

На кафедре меня встретили доброжелательно. Помню, как подходил с вопросами, которые могли показаться наивными, к Николаю Алексеевичу Колесникову. Никогда он не показывал вида, что что-то не так. Всегда терпеливо и доходчиво все объяснял. Я всегда буду помнить о Р. Д. Комарове и Ю.Г. Воробьеве, которые всегда были готовы помочь мне.

Тогда интернета не было, ученые из разных регионов знакомились в основном на научных конференциях. У меня установилось сотрудничество с казанским Институтом углеводородного сырья. В нем заведовал лабораторией молодой кандидат наук Ахмет Мазгарович Мазгаров. Потом он защитил докторскую, стал директором этого института, который называется Всероссийский институт углеводородного сырья, президентом Академии наук Республики Татарстан. Уже тогда под его научным руководством молодые ребята готовили кандидатские диссертации. И у нас была совместная работа: я занимался синтезом веществ, а они каталитическим исследованием. В 1981 году мы оформили работу и подали ее на соискание премии Ленинского комсомола.

Наша совместная работа с коллегами из Казани и Уфы успешно прошла все три тура (конкуренция была значительная, более 100 работ на место) и была удостоена премии Ленинского комсомола в области науки и техники. В декабре 1981 года в Москве состоялось вручение премии, на котором присутствовали известные ученые, космонавты, деятели культуры и другие известные в нашей стране люди, а знаки лауреатов мы получали из рук вице-президента АН СССР Евгения Павловича Велихова и первого секретаря ЦК ВЛКСМ Бориса Николаевича Пастухова. Насколько я знаю, я являюсь единственным среди работников высшей школы региона,кто был удостоен этой премии.

Насколько активно Вы участвовали в общественной деятельности?

Учась в институте, я продолжал заниматься общественной работой: как уже упоминал выше, был деканом химфакультета университета старшеклассников (затем меня сменила Надежда Косенко – в настоящее время Надежда Федоровна - доктор технических наук, профессор в нашем университете), комсоргом группы.

Работая после окончания учебы в институте, я был комсоргом кафедры, а затем с 1974 по 1978 годы – секретарем комсомольской организации преподавателей и сотрудников. В эти годы, в зимние каникулы я по поручению парткома института и обкома ВЛКСМ работал в международном студенческом лагере «Березовая роща» (Ивановский район Ивановской области) с иностранными студентами, обучающимися в СССР. Сейчас бы такую работу назвали волонтерской.  Это была серьезная школа, трудная и интересная. К нам приезжали лекторы из ЦК ВЛКСМ, были встречи с передовиками производства. А иностранные студенты, пусть и учащиеся в СССР – более раскрепощенные, чем советские. Помню, как В. Н. Власову (тогда Голубеву) впоследствии дважды Героя Социалистического Труда, спросили: «Вы выполняете пятилетку за более короткий срок. А почему так не делают другие – не могут или не хотят?» Московским лекторам задавали еще более сложные вопросы: «Почему я прихожу в магазин, а мне говорят: придите в четвертом квартале, выкинут ваш товар». Говорили про то, что большие урожаи плохо хранятся. Вспоминали слова лауреата Нобелевской премии Л. В. Канторовича о том, что при плановой экономике нельзя перевыполнять план. Потому что будет перепроизводство, и куда девать незапланированные избытки? Для нас это звучало и интересно, и остро. Опытные лекторы из Москвы иногда с трудом находили ответы на некоторые вопросы.

Изображение материала
Комсомольское собрание. Слева направо: В.Е. Майзлиш, Г.Н. Душина, Е.А. Чижова

Для иностранных студентов отдых совмещался с учебой. Запомнилось, что, когда проводился, например, «День Африки», желающих выступить не только с самодеятельными номерами, но и с докладами было достаточно много. Кураторы были из разных регионов СССР – например, ЦК Азербайджана, Московского горкома, Ростовского обкома. Трудность для кураторов, в том числе и для меня состояла в том, что мы должны были проверять доклады, которые они готовили. Если, например, они цитировали В. И. Ленина, то нужно было искать по полному собранию сочинений, есть ли такие слова. Это не сейчас, когда можно быстро посмотреть в интернете, это очень большая работа. За работу в международном студенческом лагере я был награжден Почётным дипломом Международного Студенческого Союза (в Ивановской области такой диплом, как мне известно, имеют не более 10 человек).

Потом я был председателем профбюро органического факультета, в течение 25 лет возглавлял комиссию профкома по охране труда и технике безопасности.  

В 1977 году проходил VIII Всесоюзный слет победителей похода по местам революционной, боевой и трудовой славы советского народа. Мне было поручено курировать группу из Волгограда, Астрахани и Каракалпакии. Меня очень впечатлило, когда в рамках этих мероприятий я увидел полковника с пятью орденами боевого Красного Знамени. У меня папа – фронтовик, сам с детства среди военных, поэтому что это за орден – хорошо знал. Полковник Давид Соломонович Добрушин потом был у нас дома, они с отцом сразу нашли общий язык – оба прошли войну, оба всю жизнь в армии. Сейчас в честь его назвали улицу в Волгограде. Конечно, мне запомнились и встречи с выдающимися людьми, гордостью нашей страны: генерал-полковником артиллерии, Героем Советского Союза Николаем Михайловичем Хлебниковым, с летчиком-космонавтом СССР, дважды Героем Советского Союза генерал-лейтенантом авиации Георгием Тимофеевичем Береговым и, конечно, с легендарным Маршалом Советского Союза, дважды Героем Советского Союза Василием Ивановичем Чуйковым. А разве можно забыть закрытие слёта, которое происходило вечером на реке Талке? Там мы услышали голос самого Ю.Б. Левитана, не только услышали, но и увидели человека, чей голос звучал в труднейшие времена нашей Родины, того, кто объявил о капитуляции фашисткой Германии!

Изображение материала
Открытие музея ИХТИ, 1980 г.

Вы стояли у истоков организации музея ИХТИ. Расскажите об этом.

В 1979 году меня вызвал ректор Геннадий Алексеевич Крестов и поручил мне организовать музей Ивановского Химтеха. Возможно, связано это было с тем, что к тому времени я уже достаточно хорошо знал историю института, был знаком со многими ветеранами, зарекомендовал себя как человек, который справляется с тем, за что берется. Очень помогали Елена Аркадьевна Чижова, Иван Павлович Годнев, Иван Петрович Кириллов, многие другие. Сначала музей был на третьем этаже главного корпуса, сейчас там 309 аудитория. У нас заведовал тогда столярной мастерской Валерий Иванович – настоящий краснодеревщик. Он помогал нам организовывать экспозиции, делал столы с витринами для экспонатов. Восстановил шкаф из Рижского политеха, который и сейчас является одним из важных музейных экспонатов.

Консультировался с музейными работниками. Привлекали студентов к поисковой работе. С одной из таких групп подняли историю Героя Советского Союза Василия Васильевича Васильева, капитана, командира эскадрильи бомбардировщиков дальней авиации, студента ИХТИ в 1934-1936 гг. Он участвовал в первых бомбардировках Берлина. Вместе с ним учился Василий Николаевич Клюев. Он рассказал и о мастере спорта СССР Федоре Петровиче Климове - основателе школы бокса в Ивановской области, погибшем во время Великой Отечественной войны. Помню, как нашли рукописные лекции Александра Александровича Спрыскова, написанные каллиграфическим почерком. Были и лекции Ивана Николаевича Годнева. Нашли некоторые документы о Николае Николаевиче Ворожцове.

Я недолго занимался музеем – года полтора, но это мне много дало для понимания истории Химтеха. Но за это время музей удалось организовать, после меня была назначена постоянная директор музея. Сейчас уже много лет его возглавляет Маргарита Николаевна Таланова. Благодаря Оскару Иосифовичу Койфману музей сейчас находится в прекрасном помещении на первом этаже главного корпуса, в котором проходят также защиты диссертаций, некоторые научные и общественные мероприятия. За эти годы в запасниках музея накопилось достаточно много экспонатов, отражающих вехи истории Ивановского Химтеха. Знание истории имеет огромное значение для формирования личности, воспитания патриотизма.

Изображение материала
Защита докторской диссертации, 2001 г.

Вы ведь защитили докторскую диссертацию через много лет после кандидатской…

После защиты кандидатской диссертации я работал научным сотрудником, занимался научной работой. А в конце 1990-х Оскар Иосифович Койфман, Валентин Аркадьевич Шарнин и заведовавший тогда нашей кафедрой Геннадий Павлович Шапошников буквально заставили меня пойти в докторантуру. Материалов действительно было много, требовалось кое-что доделать и оформить результаты в виде диссертации. Научным консультантом стал Г. П. Шапошников. Я чувствовал поддержку коллектива кафедры и всегда помню помощь тогда молодых коллег. Сейчас все они доктора наук. Это Евгений Валентинович Кудрик, Алексей Васильевич Любимцев и Николай Евгеньевич Галанин. В 2001 году состоялась защита моей докторской диссертации.

До ее защиты я занимался только научной работой, но через несколько лет после защиты – в 2004 году – начал преподавать, продолжаю преподавать и сейчас.

Изображение материала
Выпуск 2014 г.

Вы много лет занимались только наукой. Вам интересно преподавать?

Со студентами, с которыми интересно заниматься, одновременно и трудно. Бывает, что своими вопросами ставят в тупик. В таких случаях я говорил: «Посмотрю, на следующем занятии постараюсь Вам дать ответ». Помню Павла Тараканова, который потом защитил кандидатскую диссертацию под руководством П.А. Стужина. Он всегда задавал много вопросов. Не то, чтобы ему хотелось проверить знания преподавателя, а просто его очень многое интересовало. Считаю, что, если есть сомнения, лучше прямо сказать об этом студентам – они все равно видят, если преподаватель «плавает».

У нас в школе был очень сильный учитель, который говорил: «Самый плохой преподаватель лучше самого хорошего учебника». Сначала не понимал его, а потом понял и сейчас иногда транслирую это студентам. «Самый плохой» преподаватель – он читает «по бумажке», но аудитория и на слух это воспринимает, и конспектирует. Что-то на слух отложилось, что-то рука «помнит», что-то по учебнику можно восполнить.

А что говорить про хороших преподавателей! До сих пор помню лекции Геннадия Алексеевича Крестова, Константина Борисовича Яцимирского. Рассказывали, что Ростислав Павлович Смирнов читал лекции как артист на сцене. Поскольку я пришел с «самой неорганической» на «самую органическую» кафедру, нужно было многое восполнить, поэтому приходил на лекции Юрия Германовича Воробьева. Это был великолепный преподаватель, он очень доходчиво объяснял достаточно трудный материал.

Есть предметы, которые очень сложно подать так, чтобы это было интересно. Но у некоторых получается. Для меня здесь образец – мой отец.

Изображение материала
 С отцом

Изображение материала
С детьми

Ваши дети тоже окончили ИГХТУ?

Да, и сын, и дочь. По поводу сына Алексея, еще когда он был школьником, я разговаривал с заведующей студклубом Ириной Вениаминовной Сметаниной, чтобы она его взяла в него, но она отказалась, так как репетиции были в позднее время, побоялась брать ответственность за школьника. Но став студентом, он сразу начал активно участвовать в деятельности студенческого клуба. Был руководителем Студенческого театра им. Силикатчиков, стал заслуженным артистом ИГХТУ. Он взял лучшие черты моего папы – коммуникабельность, трудолюбие. Он учился у нас на экономическом факультете, защитил диссертацию. Сейчас работает в Ивановской пожарно-спасательной академии МЧС России.

Дочь Ольга тоже окончила у нас экономический, сейчас работает в Департаменте внутренней политики Ивановской области.

Экономическая подготовка в ИГХТУ была сильная. Профессор В. А. Зайцев тогда приложил много сил, чтобы у нас готовились именно экономисты химической промышленности. Работал диссертационный совет.

Что для Вас значит ИГХТУ?

Когда я на кафедру пришел, то был самый молодой, а сейчас уже 51 год только на кафедре работаю. А до этого студенческие годы, будучи школьником, уже считал ИХТИ «своим». Дети наш университет окончили. С ним вся жизнь связана.

 Беседовал А.А. Федотов
С другими публикациями по теме
можно ознакомиться на странице ]]>ИГХТУ в моей судьбе]]>

Химик №10

15.09.2022

]]>Изображение материала]]> В новом выпуске ]]>Химика]]>:

1. Рубрика "Коротко о важном"

2. Поздравляем с юбилеем профессора М.К. Исляйкина и профессора  А.Г. Липина

3. О встречах выпускников 1972 и 1982 годов

4. Студорганизации для «Недели первокурсника»

Страницы