Сама судьба предопределила мое поступление в Ивановский химико-технологический институт

16.09.2022

Изображение материала

Майзлиш Владимир Ефимович

 Доктор химических наук,
почетный работник высшего профессионального образования РФ,
профессор кафедры технологии тонкого органического синтеза
Ивановского государственного химико-технологического университета

«Сама судьба предопределила мое поступление в Ивановский химико-технологический институт»

Вы говорили, что с ИХТИ были связаны еще до того, как стали студентом…

Я родился в г. Вязники Владимирской области, окончил там первый класс в школе. Мой папа – профессиональный военный, в то время служил в Вязниковском батальоне химзащиты. В 1956 году его перевели в Ивановский химико-технологический институт на военную кафедру, а на следующий год мы с мамой переехали в Иваново. Я учился в 21 школе, после окончания занятий бежал к отцу на военную кафедру делать уроки.

В то время на военной кафедре ИХТИ служили в основном фронтовики. Кафедру возглавлял полковник П. Г. Федосов, потом его сменил полковник Федор Николаевич Девнин. Коллектив кафедры был очень дружный. И П. Г. Федосов, и Ф. Н. Девнин периодически собирали преподавателей-офицеров вместе с семьями.  В 1960 году кафедру в ИХТИ расформировали. Папу направили служить в Москву на военную кафедру в МХТИ им. Д.И. Менделеева. Вместе с ним туда были переведены и некоторые другие офицеры, преподававшие в Иванове. Но в 1962 году военная кафедра в Ивановском химико-технологическом институте была вновь образована. Ректором тогда был Капитон Николаевич Белоногов. Он настоятельно просил, чтобы Е. Я. Майзлиша прислали вновь на кафедру ИХТИ. И с 1962 до начала 1990-х папа служил на военной кафедре. Папа закончил службу полковником. После демобилизации отец стал преподавать гражданскую оборону. И мне каждый раз приятно, когда выпускники тех лет, собираясь, вспоминали папу. Мне писали выпускники 60-х: «Имеете ли Вы отношение к майору Е.Я. Майзлишу?» И всегда с гордостью отвечал: «Да, я его сын». Отец был прекрасным и по своим человеческим качествам, и как преподаватель. Активно участвовал в общественной жизни института. Был секретарем партбюро органического факультета, участвовал в самодеятельности.

К сожалению, сейчас военной кафедры в ИГХТУ нет, а между тем это самый дешевый способ подготовки офицеров запаса. Немало выпускников нашего института, будучи офицерами запаса, принимали участие в ликвидации Чернобыльской катастрофы, а некоторые стали кадровыми военными в войсках химзащиты.

Папа очень хорошо читал стихи, мне это передалось. Поэтому с детства участвовал в конкурсах самодеятельности. Несколько лет вел передачу «Пионерский сигнал» на областном радио. Помню, как на одном из городских конкурсов мне подсказывал Лев Викторович Раскатов (впоследствии народный артист СССР). Когда перешел в 9 класс, то в 21 школе был организован класс химиков-лаборантов, я в нем учился. Классным руководителем у нас была учитель химии Елена Александровна Абрамова. Мы все звали ее «баба Лена». Кроме этого специализированного класса я посещал школу юных химиков в Ивановском Химтехе. В 1964 году в Иванове по инициативе секретарей комитетов комсомола ивановских вузов (в ИХТИ – Е.А. Чижова), поддержанной обкомом ВЛКСМ, организовали единственный в СССР так называемый «университет старшеклассников». Я вошел в оргкомитет, а затем, поступив в ИХТИ, стал деканом химфакультета университета старшеклассников, сменив на этом посту Веру Катровцеву. Об университете писали в журнале «Советский Союз», причем в публикации говорилось и обо мне. Это проект объединил школы юного химика, медика, историка и другие, существовавшие в городе. Значение этого университета старшеклассников было в том, что он объединял старших школьников с разными увлечениями общими мероприятиями – лекциями, диспутами, походами. Кстати, деканом медфакультета была Надежда Усольцева, в настоящее время Надежда Васильевна - доктор химических наук, профессор, с которой уже много лет нас связывают научные и очень хорошие дружеские связи. 

Так что я еще со школы постоянно бывал в ИХТИ, очень многих знал. Застал наших корифеев. Слушал великолепные лекции, которые читал школьникам профессор Константин Борисович Яцимирский, впоследствии академик АН УССР.

Так что сама судьба предопределила мое поступление в Ивановский химико-технологический институт. Я выбрал кафедру технологии неорганических веществ.

Чем Вам запомнились студенческие годы?

Помню лекции отца на военной кафедре. Меня удивляло, как он всех студентов запоминает, как может иногда отвлечься, рассказать какой-то анекдотический случай, иллюстрирующий то, о чем он говорит, позволяющий лучше понять материал.

Изображение материала
Вступительный экзамен по химии

Изображение материала
Газета «Химик». 1966 г.

Изображение материала
Принятие присяги на военных сборах (Березовая роща, Вязники)

Уже со второго курса начал заниматься научной работой у Юрия Георгиевича Широкова и Ивана Петровича Кириллова. Работа нравилась. Занимался по индивидуальному учебному плану. Часть предметов из него была исключена, при этом некоторые предметы были включены сверх стандартного плана. Если мне не изменяет память, я был вторым студентом ИХТИ, кто занимался по индивидуальному учебному плану после Оскара Иосифовича Койфмана.

У нас были прекраснейшие преподаватели. Физику нам читал Иван Николаевич Годнев – уникальный ученый.  Помню, когда отмечался его юбилей, то приехали поздравлять и москвичи. Меня тогда удивило, когда они рассказали про то, что у них стояла трудная задача. И специалисты в этой сфере сказали им: «Поезжайте в Иваново к Ивану Николаевичу Годневу. Если он не решит, то вам никто не поможет». Хотя в СССР и было разделение на «столичные» и «периферийные» вузы, которое сейчас в силу развития информационных технологий и транспортной логистики начинает уходить, но наши преподаватели и тогда были известны в стране. Ссылки на труды заведующего кафедрой органической химии Александра Александровича Спрыскова встречались в зарубежных источниках при отсутствии той академической мобильности, которая есть сегодня. Лишь авторитет в научном мире Геннадия Алексеевича Крестова позволил организовать Лабораторию химии неводных растворов АН СССР, которая впоследствии превратилась в крупный научный центр, известный как у нас в стране, так и за рубежом - Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт химии растворов им. Г.А. Крестова Российской академии наук».

Изображение материала
Закончилась студенческая жизнь

Когда я учился, были Ленинские стипендии – 4 на институт. И если кто-то на факультете ее получил, то, как бы ты ни учился – все равно ее не получишь. Я получил ее на пятом курсе, когда выпустилась студентка нашего факультета, которая была ленинской стипендиаткой.

Оценки, впрочем, не всегда отражают потенциал студента. Иногда студент, который учится средне, лучше раскрывает свои таланты в научной работе. Мой однокурсник, который, к сожалению, недавно умер – Олег Александрович Голубчиков – вместе с Владимиром Геннадьевичем Андриановым они были первыми учениками Оскара Иосифовича Койфмана. Они не были отличниками, но стали докторами наук. А Олег Александрович и заслуженным деятелем науки и техники РФ, лауреатом Государственной премии РФ.

Изображение материала
Началась работа на кафедре ХТОК и ПП (ТТОС) 1971 г.

Вам была интересна не только учеба?

В настоящее время у нас очень сильный студклуб. Во времена моей учебы в школе и институте были популярны студенческие команды КВН.  Оскар Иосифович Койфман был капитаном команды Химтеха, а Рудольф Ростиславович Шиляев - капитаном команды мединститута, впоследствии оба были ректорами вузов. До сих пор помню какую-то сценку, когда высокий студент, кажется, из Прибалтики выносит на плечах на сцену Оскара Иосифовича. А капитан команды в майке, семейных трусах и валенках. Один валенок как бы невзначай спадает и сквозь рваный носок вылезает палец на ноге. А рядом с ними шла красивая студентка. О чем была сценка – из памяти стерлось, но сама картинка осталась.

А какая была художественная самодеятельность в вузах, до сих пор помню студента, кажется, текстильного института, Вадима Федосеева (Вадим Николаевич стал доктором наук, профессором), который великолепно читал басни. Но, безусловно, в нашем институте были номера, на мой взгляд, профессионального уровня. Смотры художественной самодеятельности даже факультетов проходили при аншлаге и нередко, когда они устраивались даже в зале старой музкомедии.

Помню постановку, кажется, органического факультета, с отсылками к Шекспиру, в которой Отелло (органический факультет) обвиняет Дездемону (неорганический факультет), которую играл студент Сморода, что она отдала Яго (силикатный факультет), его играл, кажется, Е.М. Александров, сценарий концерта органического факультета. И вокруг этого развернулась целая история.

А как читали стихи Галина Дмитриевна Кротова, Евгений Михайлович Александров – бесподобно! Великолепно пел Вадим Васильевич Буданов. Пели частушки Галина Федоровна Титова, Роза Андреевна Петрова, Антонина Александровна Моздакова, Ростислав Павлович Смирнов отбивал чечетку, играл на баяне. А разве можно забыть трио – Александр Ким, Владимир Игитханов и Татьяна Шлегель! Позднее Саша Ким организовал ВИА «Серенада», который гремел в нашем городе. А знаменитое в нашей стране трио «Меридиан» также родилось в ИХТИ! На мероприятия студенческой самодеятельности я приходил еще школьником, когда они проходили в первой аудитории главного корпуса. Сейчас, конечно, для нее есть великолепный зал в «банке». Очень серьезно был развит спорт. Было немало студентов, занимавшихся спортом на уровне мастеров спорта и кандидатов в мастера спорта.

У нас училась волейбольная команда чемпионов, многие из которых потом стали кандидатами и докторами наук – Георгий Васильевич Гиричев, Александр Иванович Лыткин, Валентин Георгиевич Баделин, Лев Семенович Кудин. Конечно, мы ходили на все матчи, смотрели, аплодировали. Про Г. В. Гиричева и Л. С. Кудина добавлю, что им повезло с научным руководителем: Константин Соломонович Краснов умел увидеть талант ученого в человеке и помочь ему раскрыться.

Изображение материала
Научная конференция. Рядом с В.А. Шарниным

В институте был развит и настольный теннис, я помню поединки мастеров маленькой ракетки, в которых принимали участие братья Александр и Оскар Койфманы, Гена Субботин и многие другие. В главном корпусе стоял теннисный стол, и нередко, пропуская лекции, там сражались студенты.

А если вспомнить Валентина Аркадьевича Шарнина, то меня всегда восхищало в нем, что он не только ученый, спортсмен, но и человек, который много может сделать своими руками.

Кстати, в этом он похож на Оскара Иосифовича Койфмана, о научной работе которого известно как в нашей стране, так и за рубежом, в юности он серьезно занимался настольным теннисом и достиг немалых успехов, но и многое может сделать сам. Немногие помнят, что в ремонте лаборатории, в которой сейчас работает профессор А.С. Семейкин, Оскар Иосифович принимал самое активное участие.

Изображение материала
Защита кандидатской диссертации, 1978 г.

Вы сразу решили остаться и работать в ИХТИ?

Когда я окончил институт, то на кафедре технологии неорганических веществ не было мест. И Юрий Георгиевич мне сказал: «Поработай годик где-нибудь, а потом вернешься на кафедру». Я пришел на кафедру, которая в то время называлась кафедрой химической технологии органических красителей и промежуточных продуктов, к Михаилу Ивановичу Альянову. Он мне предложил прийти работать по хоздоговору. Пришел, как думал, на «годик», но вот уже 51 год на этой кафедре. Сначала было достаточно трудно. Поработал на хоздоговоре, потом поступил в аспирантуру к Василию Федоровичу Бородкину. В 1978 году я защитил кандидатскую диссертацию.

Изображение материала
Обсуждение результатов с научным руководителем –  профессором В.Ф. Бородкиным

Кафедра была очень сильная. На ней работали как умудренные опытом, так и относительно молодые преподаватели. Заведующий кафедрой профессор Василий Федорович Бородкин – это человек, который сделал себя сам. О нем можно очень много говорить, именно он определил мое научное направление. Михаил Иванович Альянов – участник Великой Отечественной войны. Танкист, был тяжело ранен. Окончил школу рабочей молодежи, потом институт, получил предложение остаться преподавать. Начал с ассистента, когда я пришел на кафедру, был доцентом. Потом он защитил докторскую диссертацию. Очень яркий человек со сложной судьбой.

На кафедре меня встретили доброжелательно. Помню, как подходил с вопросами, которые могли показаться наивными, к Николаю Алексеевичу Колесникову. Никогда он не показывал вида, что что-то не так. Всегда терпеливо и доходчиво все объяснял. Я всегда буду помнить о Р. Д. Комарове и Ю.Г. Воробьеве, которые всегда были готовы помочь мне.

Тогда интернета не было, ученые из разных регионов знакомились в основном на научных конференциях. У меня установилось сотрудничество с казанским Институтом углеводородного сырья. В нем заведовал лабораторией молодой кандидат наук Ахмет Мазгарович Мазгаров. Потом он защитил докторскую, стал директором этого института, который называется Всероссийский институт углеводородного сырья, президентом Академии наук Республики Татарстан. Уже тогда под его научным руководством молодые ребята готовили кандидатские диссертации. И у нас была совместная работа: я занимался синтезом веществ, а они каталитическим исследованием. В 1981 году мы оформили работу и подали ее на соискание премии Ленинского комсомола.

Наша совместная работа с коллегами из Казани и Уфы успешно прошла все три тура (конкуренция была значительная, более 100 работ на место) и была удостоена премии Ленинского комсомола в области науки и техники. В декабре 1981 года в Москве состоялось вручение премии, на котором присутствовали известные ученые, космонавты, деятели культуры и другие известные в нашей стране люди, а знаки лауреатов мы получали из рук вице-президента АН СССР Евгения Павловича Велихова и первого секретаря ЦК ВЛКСМ Бориса Николаевича Пастухова. Насколько я знаю, я являюсь единственным среди работников высшей школы региона,кто был удостоен этой премии.

Насколько активно Вы участвовали в общественной деятельности?

Учась в институте, я продолжал заниматься общественной работой: как уже упоминал выше, был деканом химфакультета университета старшеклассников (затем меня сменила Надежда Косенко – в настоящее время Надежда Федоровна - доктор технических наук, профессор в нашем университете), комсоргом группы.

Работая после окончания учебы в институте, я был комсоргом кафедры, а затем с 1974 по 1978 годы – секретарем комсомольской организации преподавателей и сотрудников. В эти годы, в зимние каникулы я по поручению парткома института и обкома ВЛКСМ работал в международном студенческом лагере «Березовая роща» (Ивановский район Ивановской области) с иностранными студентами, обучающимися в СССР. Сейчас бы такую работу назвали волонтерской.  Это была серьезная школа, трудная и интересная. К нам приезжали лекторы из ЦК ВЛКСМ, были встречи с передовиками производства. А иностранные студенты, пусть и учащиеся в СССР – более раскрепощенные, чем советские. Помню, как В. Н. Власову (тогда Голубеву) впоследствии дважды Героя Социалистического Труда, спросили: «Вы выполняете пятилетку за более короткий срок. А почему так не делают другие – не могут или не хотят?» Московским лекторам задавали еще более сложные вопросы: «Почему я прихожу в магазин, а мне говорят: придите в четвертом квартале, выкинут ваш товар». Говорили про то, что большие урожаи плохо хранятся. Вспоминали слова лауреата Нобелевской премии Л. В. Канторовича о том, что при плановой экономике нельзя перевыполнять план. Потому что будет перепроизводство, и куда девать незапланированные избытки? Для нас это звучало и интересно, и остро. Опытные лекторы из Москвы иногда с трудом находили ответы на некоторые вопросы.

Изображение материала
Комсомольское собрание. Слева направо: В.Е. Майзлиш, Г.Н. Душина, Е.А. Чижова

Для иностранных студентов отдых совмещался с учебой. Запомнилось, что, когда проводился, например, «День Африки», желающих выступить не только с самодеятельными номерами, но и с докладами было достаточно много. Кураторы были из разных регионов СССР – например, ЦК Азербайджана, Московского горкома, Ростовского обкома. Трудность для кураторов, в том числе и для меня состояла в том, что мы должны были проверять доклады, которые они готовили. Если, например, они цитировали В. И. Ленина, то нужно было искать по полному собранию сочинений, есть ли такие слова. Это не сейчас, когда можно быстро посмотреть в интернете, это очень большая работа. За работу в международном студенческом лагере я был награжден Почётным дипломом Международного Студенческого Союза (в Ивановской области такой диплом, как мне известно, имеют не более 10 человек).

Потом я был председателем профбюро органического факультета, в течение 25 лет возглавлял комиссию профкома по охране труда и технике безопасности.  

В 1977 году проходил VIII Всесоюзный слет победителей похода по местам революционной, боевой и трудовой славы советского народа. Мне было поручено курировать группу из Волгограда, Астрахани и Каракалпакии. Меня очень впечатлило, когда в рамках этих мероприятий я увидел полковника с пятью орденами боевого Красного Знамени. У меня папа – фронтовик, сам с детства среди военных, поэтому что это за орден – хорошо знал. Полковник Давид Соломонович Добрушин потом был у нас дома, они с отцом сразу нашли общий язык – оба прошли войну, оба всю жизнь в армии. Сейчас в честь его назвали улицу в Волгограде. Конечно, мне запомнились и встречи с выдающимися людьми, гордостью нашей страны: генерал-полковником артиллерии, Героем Советского Союза Николаем Михайловичем Хлебниковым, с летчиком-космонавтом СССР, дважды Героем Советского Союза генерал-лейтенантом авиации Георгием Тимофеевичем Береговым и, конечно, с легендарным Маршалом Советского Союза, дважды Героем Советского Союза Василием Ивановичем Чуйковым. А разве можно забыть закрытие слёта, которое происходило вечером на реке Талке? Там мы услышали голос самого Ю.Б. Левитана, не только услышали, но и увидели человека, чей голос звучал в труднейшие времена нашей Родины, того, кто объявил о капитуляции фашисткой Германии!

Изображение материала
Открытие музея ИХТИ, 1980 г.

Вы стояли у истоков организации музея ИХТИ. Расскажите об этом.

В 1979 году меня вызвал ректор Геннадий Алексеевич Крестов и поручил мне организовать музей Ивановского Химтеха. Возможно, связано это было с тем, что к тому времени я уже достаточно хорошо знал историю института, был знаком со многими ветеранами, зарекомендовал себя как человек, который справляется с тем, за что берется. Очень помогали Елена Аркадьевна Чижова, Иван Павлович Годнев, Иван Петрович Кириллов, многие другие. Сначала музей был на третьем этаже главного корпуса, сейчас там 309 аудитория. У нас заведовал тогда столярной мастерской Валерий Иванович – настоящий краснодеревщик. Он помогал нам организовывать экспозиции, делал столы с витринами для экспонатов. Восстановил шкаф из Рижского политеха, который и сейчас является одним из важных музейных экспонатов.

Консультировался с музейными работниками. Привлекали студентов к поисковой работе. С одной из таких групп подняли историю Героя Советского Союза Василия Васильевича Васильева, капитана, командира эскадрильи бомбардировщиков дальней авиации, студента ИХТИ в 1934-1936 гг. Он участвовал в первых бомбардировках Берлина. Вместе с ним учился Василий Николаевич Клюев. Он рассказал и о мастере спорта СССР Федоре Петровиче Климове - основателе школы бокса в Ивановской области, погибшем во время Великой Отечественной войны. Помню, как нашли рукописные лекции Александра Александровича Спрыскова, написанные каллиграфическим почерком. Были и лекции Ивана Николаевича Годнева. Нашли некоторые документы о Николае Николаевиче Ворожцове.

Я недолго занимался музеем – года полтора, но это мне много дало для понимания истории Химтеха. Но за это время музей удалось организовать, после меня была назначена постоянная директор музея. Сейчас уже много лет его возглавляет Маргарита Николаевна Таланова. Благодаря Оскару Иосифовичу Койфману музей сейчас находится в прекрасном помещении на первом этаже главного корпуса, в котором проходят также защиты диссертаций, некоторые научные и общественные мероприятия. За эти годы в запасниках музея накопилось достаточно много экспонатов, отражающих вехи истории Ивановского Химтеха. Знание истории имеет огромное значение для формирования личности, воспитания патриотизма.

Изображение материала
Защита докторской диссертации, 2001 г.

Вы ведь защитили докторскую диссертацию через много лет после кандидатской…

После защиты кандидатской диссертации я работал научным сотрудником, занимался научной работой. А в конце 1990-х Оскар Иосифович Койфман, Валентин Аркадьевич Шарнин и заведовавший тогда нашей кафедрой Геннадий Павлович Шапошников буквально заставили меня пойти в докторантуру. Материалов действительно было много, требовалось кое-что доделать и оформить результаты в виде диссертации. Научным консультантом стал Г. П. Шапошников. Я чувствовал поддержку коллектива кафедры и всегда помню помощь тогда молодых коллег. Сейчас все они доктора наук. Это Евгений Валентинович Кудрик, Алексей Васильевич Любимцев и Николай Евгеньевич Галанин. В 2001 году состоялась защита моей докторской диссертации.

До ее защиты я занимался только научной работой, но через несколько лет после защиты – в 2004 году – начал преподавать, продолжаю преподавать и сейчас.

Изображение материала
Выпуск 2014 г.

Вы много лет занимались только наукой. Вам интересно преподавать?

Со студентами, с которыми интересно заниматься, одновременно и трудно. Бывает, что своими вопросами ставят в тупик. В таких случаях я говорил: «Посмотрю, на следующем занятии постараюсь Вам дать ответ». Помню Павла Тараканова, который потом защитил кандидатскую диссертацию под руководством П.А. Стужина. Он всегда задавал много вопросов. Не то, чтобы ему хотелось проверить знания преподавателя, а просто его очень многое интересовало. Считаю, что, если есть сомнения, лучше прямо сказать об этом студентам – они все равно видят, если преподаватель «плавает».

У нас в школе был очень сильный учитель, который говорил: «Самый плохой преподаватель лучше самого хорошего учебника». Сначала не понимал его, а потом понял и сейчас иногда транслирую это студентам. «Самый плохой» преподаватель – он читает «по бумажке», но аудитория и на слух это воспринимает, и конспектирует. Что-то на слух отложилось, что-то рука «помнит», что-то по учебнику можно восполнить.

А что говорить про хороших преподавателей! До сих пор помню лекции Геннадия Алексеевича Крестова, Константина Борисовича Яцимирского. Рассказывали, что Ростислав Павлович Смирнов читал лекции как артист на сцене. Поскольку я пришел с «самой неорганической» на «самую органическую» кафедру, нужно было многое восполнить, поэтому приходил на лекции Юрия Германовича Воробьева. Это был великолепный преподаватель, он очень доходчиво объяснял достаточно трудный материал.

Есть предметы, которые очень сложно подать так, чтобы это было интересно. Но у некоторых получается. Для меня здесь образец – мой отец.

Изображение материала
 С отцом

Изображение материала
С детьми

Ваши дети тоже окончили ИГХТУ?

Да, и сын, и дочь. По поводу сына Алексея, еще когда он был школьником, я разговаривал с заведующей студклубом Ириной Вениаминовной Сметаниной, чтобы она его взяла в него, но она отказалась, так как репетиции были в позднее время, побоялась брать ответственность за школьника. Но став студентом, он сразу начал активно участвовать в деятельности студенческого клуба. Был руководителем Студенческого театра им. Силикатчиков, стал заслуженным артистом ИГХТУ. Он взял лучшие черты моего папы – коммуникабельность, трудолюбие. Он учился у нас на экономическом факультете, защитил диссертацию. Сейчас работает в Ивановской пожарно-спасательной академии МЧС России.

Дочь Ольга тоже окончила у нас экономический, сейчас работает в Департаменте внутренней политики Ивановской области.

Экономическая подготовка в ИГХТУ была сильная. Профессор В. А. Зайцев тогда приложил много сил, чтобы у нас готовились именно экономисты химической промышленности. Работал диссертационный совет.

Что для Вас значит ИГХТУ?

Когда я на кафедру пришел, то был самый молодой, а сейчас уже 51 год только на кафедре работаю. А до этого студенческие годы, будучи школьником, уже считал ИХТИ «своим». Дети наш университет окончили. С ним вся жизнь связана.

 Беседовал А.А. Федотов
С другими публикациями по теме
можно ознакомиться на странице ]]>ИГХТУ в моей судьбе]]>